Автор Тема: Государство и ученый: формат правоотношений  (Прочитано 2186 раз)

Оффлайн Nomarch

  • ...
  • Hero Member
  • ***
  • Сообщений: 3 891
Мировая тенденция — отказ государства от прав на объекты интеллектуальной собственности, созданных за счет бюджета. На рынок выходят в качестве реальных собственников научные организации, в которых интеллектуальные продукты и были созданы. При этом обычно сохраняется регулирование доходов от результатов интеллектуальной деятельности, отмечает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Вера Сауткина

Политика в отношении результатов интеллектуальной деятельности, финансируемой из госбюджетов, в развитых странах становится более либеральной — государства все чаще отказываются от монополии на собственность для ускоренной передачи полученных результатов в производство. Всячески поощряется при этом скорейшее освоение полученных результатов частным бизнесом.

Началом коммерциализации объектов интеллектуальной собственности (ИС) признается закон Бэя–Доула, принятый в США в 1980 г., который наделяет правами ИС на созданный научный результат организацию–работодателя ученого. Сейчас большинство стран ЕС предоставили права на интеллектуальную собственность, созданную за счет бюджета, организациям-работодателям.

Но дискуссия в экспертной среде относительно деталей процедуры закрепления права собственности на результаты исследований, созданных за счет или с привлечением бюджетных средств, продолжается. Действующее законодательство различных европейских стран в этой сфере существенно различается.

В Австрии, где право ИС принадлежит государственной исследовательской организации (ГИО), новые изобретения в течение трех месяцев должны быть рассмотрены руководством с целью определения степени их ценности для дальнейших разработок. Если в течение этого времени решение не принято, то право собственности на это изобретение автоматически переходит его изобретателю.

В Бельгии право ИС принадлежит также исследовательской организации. При распределении прибыли общие правила отсутствуют, и распределение доходов осуществляется на основе договорных отношений. В Дании с 1999 г. оно также принадлежат ГИО. Прибыль распределяется между ГИО и изобретателем. В настоящее время обсуждается возможность альтернативного вознаграждения изобретателя в целях увеличения инноваций.

В Финляндии исключительное право принадлежит автору, однако ожидаются изменения в пользу научных учреждений. В переходном состоянии находятся такие правоотношения и в Швеции: исключительное право собственности остается за исследователем, а распределение доходов осуществляется на базе переговорного процесса.

Во Франции, в научных учреждениях университетского типа правила распределения доходов варьируются. Права принадлежат ГИО, в котором создаются объекты ИС. При этом исследователи получают 50% от общей суммы лицензионных платежей (роялти), организация (государственное научное учреждение) получает оставшиеся 50%. Кроме того, существуют и другие механизмы, стимулирующие инновационную активность исследователей, занятых в ГИО. Например, ученый может владеть до 15% акций в созданных инновационных компаниях, при условии сохранения своего статуса госслужащего в течение шести лет. Ученые могут находиться в исследовательском отпуске до трех лет, сохраняя зарплату.

В Германии с 2002 г. права на ИС принадлежат ГИО. Распределение прибыли — предмет индивидуальных договоров, а также политики института в сфере прав на ИС. В Португалии и Великобритании ответственность за обеспечение деятельности по коммерциализации и стимулированию инновационной активности возлагается на владельца прав собственности.

В Испании права на объекты ИС принадлежат организации, в которой они создаются, прибыль распределяется в зависимости от типа организации. В университетах, согласно внутреннему уставу, изобретателю достается от 1/3 до 1/2 финансовых отчислений. В организациях неуниверситетского типа 1/3 идет организации, 1/3 — изобретателю, 1/3 — совету правления, который свою долю распределяет согласно собственным критериям.

В Греции права на ИС принадлежат организации, в которой получен результат, но доля исследователя при распределении дохода составляет 60%. Причем, в соответствии с политикой конкретной организации, доля исследователя может быть увеличена. Исследователи ГИО могут работать в интересах частного бизнеса над разработкой своих проектов в течение двух лет без потери статуса и получать при этом до 50% своего оклада. Пребывание в таком отпуске можно продлить и до трех лет, во время которых научный сотрудник получает до 25% своего оклада.

В Италии права на ИС до 2001 г. принадлежали ГИО. Лицензионные платежи распределялись в соответствии с внутренним уставом, но при этом ГИО получало не менее 30%. Интересная форма поощрения научных сотрудников ГИО используется в итальянских институтах: исследователи могут работать в качестве вспомогательного техперсонала в течение четырех лет, на протяжении которых компании обязаны обеспечивать им выплату дополнительных компенсаций.

В большинстве европейских государств, согласно положению Европейской рамочной программы (European Framework Program), бюджетные средства на исследования предоставляются лишь в сочетании с ответственностью за распространение результатов. Вместе с тем, распространение не обязательно осуществлять посредством коммерциализации, так как не любое проектное финансирование требует коммерческой деятельности. Обязанности по охране ИС, созданной в результате таких исследований, также возлагаются на правообладателей.

Приведенные примеры показывают, что правовой подход к регулированию отношений в ходе создания ИС при бюджетном финансировании в целом неоднородный. Инициативы по дальнейшей гармонизации таких отношений на европейском уровне пока не продвинулись. Деятельность государственных научных организаций реализуется согласно законодательным (статутным) нормам. В целом в европейской экономике нет ограничений по приоритетному или неприоритетному использованию полученных научных результатов с точки зрения интересов государства, финансирующего исследования. Исключение составляют только военные технологии.

Большинство стран законодательно закрепили распределение прибыли между отдельными исследователями, государственными научными организациями и посредниками, содействующими коммерциализации. Если раньше посредники являлись подразделением института (офисы коммерциализации), то теперь они, как правило, находятся вне этих организаций. Посредники действуют в законодательных рамках, защищающих государство от приватизации результатов исследований, полученных с помощью бюджетных средств. Но они также могут выступать в роли рыночных участников, принимающих решения.

Эксперты выделяют несколько причин более эффективного использования результатов интеллектуальной деятельности в государствах, передавших исключительное право на них ГИО. Во-первых, организации имеют больше возможности их коммерциализации. Во-вторых, в ситуации, когда права на ИС находятся в руках отдельных исследователей, информация «распыляется», что затрудняет задачу посредников, занимающихся коммерциализацией. Кроме того, повышается статус НИИ, что привлекает талантливых ученых к инновационной деятельности (См.:Колесова С., Попова Е. Право собственности на результаты исследований, созданных за счет привлечения бюджетных средств (Европейский подход к решению проблемы) // ИС. Промышленная собственность. 2006. № 5. С.42–50.).

Кстати, право на результат ИС не отменяет высоких заработков в процессе (см. табл.1). Общим для всех рассматриваемых стран является то, что уровень академических зарплат (оклады научных сотрудников без учета различных грантов и надбавок) выше среднего дохода работающего населения.

Таблица 1. Академические зарплаты в разных странах



Все фактические данные, приведенные в таблице, относятся к 2005-2007 году.

Источник: Аджиев В. Зарплаты в научно-образовательном секторе разных стран: сравнительный анализ. // Троицкий вариант. Наука, № 4(23), 3 марта 2009 г., с.6.


Преобладающая мировая тенденция в отношении интеллектуальной собственности — отказ государства от прав на объекты, созданные за счет бюджетных средств, и выведение на рынок реальных собственников научно-технических результатов. Однако при этом практически все государства законодательно защищают право на долю бюджетных научных организаций при регулировании результатов интеллектуальной деятельности, полученных за счет бюджетных средств.

Вера Сауткина

Подробнее см монографию: Сауткина В.А. Проблемы эффективного управления результатами научной деятельности в России. Социально-трудовые исследования. Вып. XXIII / Ред. колл. – Комаровский В.В., Садовая Е.С., Хохлова М.Г. – М.: ИМЭМО РАН, 2010. –133 с.


http://opec.ru/text/1344558.html
聖人以心導耳目,小人以耳目導心。