Автор Тема: Советская экономическая система  (Прочитано 21466 раз)

Оффлайн vasil

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2 197
    • E-mail
http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/79788/

Финансовая система Советского Союза

В СССР был разработан метод создания экономики, развитой больше, чем позволяет платежеспособный спрос населения. Этот ценный опыт открывает перед экономикой не только СНГ, но и других стран новые перспективы и еще ждет своего изучения и осмысления.

Вопрос о финансовой системе – один из самых сложных даже для специалистов. Тем более трудно понятным языком изложить его для широкой публики, от проблем экономики весьма далекой. Тем не менее мы сегодня постараемся в общих чертах объяснить, почему развалилась финансовая система Казахстана и других стран СНГ. Необходимость этого диктуется особой важностью данной проблемы для всех. Также мы попытаемся объяснить, что нам, собственно, нужно делать, чтобы возродить экономику. Чтобы избежать излишней детализации, наши пояснения будут делаться на примере экономики СССР. Дело в том, что вся экономика Советского Союза строилась примерно по одной схеме. Закономерности, присущие единому советскому комплексу, верны и для отдельных его частей. Поэтому то, что было верно для СССР, легко экстраполировать и на его составляющие. Определенные различия, конечно, есть, но принципиально они ничего не меняют. Все, что мы покажем на примере бывшего Союза, верно и для каждой из стран СНГ.

Победить или погибнуть

Вы когда-нибудь задумывались, уважаемый читатель, сколько денег может обращаться в рыночной экономике? Наверняка, нет. Между тем, объем денег, находящихся в обороте, хорошо известен науке и описывается так называемым элементарным тождеством количественной теории денег: MV = PQ. (Есть и более сложные формулы, но возьмем самую простую). В переводе на человеческий язык эта формула означает: масса денег, умноженная на скорость обращения, должна равняться массе реализованных (проданных) товаров, выраженных в ценах. Иначе говоря, на какую сумму продано товаров в экономике, ровно столько  должно в ней обращаться и денег. Скажем, если в экономике продано товаров на миллиард, ровно на миллиард в ней и должно обращаться денег. А если товаров продано на сто миллиардов, то обращаться денег должно именно на сто миллиардов. Если обращается больше – это уже инфляция. Если меньше, то (чтобы уравновесить обе части тождества) или наступает спад производства, или снижаются цены, или наращивается денежная масса.

Обратим внимание на одно обстоятельство. За исключением производств, финансируемых из бюджета, вся производственная сфера в рыночной экономике оплачивается из средств, вырученных от продажи потребительских товаров и перераспределенных вверх по вертикали. Скажем, если фермер покупает трактор, то, в конечном счете, стоимость этого трактора оплачивает потребитель хлебопродуктов. А если фирма выпускает станки, то производство этих станков в итоге оплачивает не тот, кто их купил, а тот, кто приобрел продукцию, изготовленную на этих станках.

В цену конечного потребительского продукта вложено все: и стоимость энергоресурсов, и транспортные расходы, и оплата сырья, и отчисления в бюджет, и многое другое. Банковское кредитование рассчитано на возмещение кредитов и процентов по ним из будущих доходов, полученных опять-таки от реализации потребительских товаров, т.е. и ссуды встроены в цену конечной потребительской продукции. В рыночной экономике потребительский сектор является доминирующим, и вся экономика базируется на нем. Любая рыночная экономика основана на личном потреблении, которое прямо связано с личным доходом граждан. Так – во всем мире. Так было и в СССР. Но на каком уровне? Известный исследователь Юрий Емельянов пишет: "К концу 1924 года промышленность страны производила крайне мало и лишь самую примитивную продукцию. Металлургия могла обеспечить каждое крестьянское хозяйство России лишь 64 граммами гвоздей ежегодно. Если бы уровень развития промышленности и впредь оставался на таком уровне, то крестьянин, купив плуг и борону, мог бы рассчитывать приобрести себе эти предметы еще раз только в 2045 году". Перед страной во весь рост встала задача: или переломить экономическую ситуацию, или погибнуть.

Революция в экономике

Понятно, что в экономике такой слаборазвитой страны оборачивалось крайне незначительное количество денег. Гибель государства казалась неизбежной. Рывок в экономике начался в 1929 году. Во время первой советской пятилетки, с 1929 по 1933 г.г., было построено около 1500 крупных промышленных предприятий и созданы целые отрасли, ранее не существовавшие: станкостроительная, авиационная, химическая, производство ферросплавов, тракторостроение, автомобилестроение и другие. Был создан второй промышленный центр за Уралом (первый – в европейской части страны), обстоятельство, в конечном счете решившее исход Великой Отечественной войны. Масштабные преобразования требовали колоссальных инвестиций. Но денег на инвестиции не было.

В первый год пятилетки промышленное развитие было профинансировано всего на 36%. Во второй год – на 18%. А к концу пятилетки финансирование упало до нуля. К 1937 году общее промышленное производство возросло по сравнению с 1928 г. почти в 4 раза. Получилась парадоксальная вещь: инвестиции сократились до нуля, а производство выросло в несколько раз. Добиться этого удалось при помощи способа, который в истории экономики еще не применялся: денежная масса была разделена на наличную и безналичную части.

Вообще-то, деньги не бывают наличными и безналичными. Наличной или безналичной бывает форма расчетов либо форма сбережений. Раздвоение денег в советской экономике на взаимно неконвертируемые части означало фактическое уничтожение денег как всеобщего эквивалента. Безналичные деньги в такой системе служат главным образом средством учета. По существу, это не деньги, а счетные единицы, с помощью которых происходит распределение материальных фондов. На это указывали давно и многие. Наличные деньги в советской экономической системе, так же как и безналичные, никакого отношения к реальным, обеспеченным товарной массой деньгам не имели и служили средством распределения материальных благ вне зависимости от реальной производительности труда.

В результате трансформации денежной системы советская экономика перестала быть зависимой от потребительского сектора. В рыночной экономике все накопления и, соответственно, инвестиции создаются из прибыли от реализации потребительских товаров и перераспределения по вертикали, и масштаб экономики расширяется по мере расширения потребительского сектора. В экономике советского типа, наоборот, именно потребительский сектор находится в подчиненном положении, т.е. начиная с 1929 г. советская экономика стала развиваться способом, прямо противоположным рыночному. В первую очередь стояла задача создания оборонного комплекса, затем машиностроения, механизации сельского хозяйства, создания жилищного хозяйства, электрификации и т.д. И только во вторую очередь производство потребительских товаров.

Гениальное решение

С тех пор так и пошло. В 1940 г. в СССР 39% всей промышленной продукции составляли предметы потребления. В 1980 г. ее удельный вес составлял 26,2%. В 1986 г. она составляла 24,7%. Потребительский сектор в СССР занимал не только крайне незначительное место, но и был неразвит чисто физически. Это означает элементарную нехватку соответствующих производственных мощностей: только около 13% всех производственных мощностей Советского Союза было занято выпуском потребительской продукции.

Мы знаем, что в общем случае масса денег в экономике равна массе всех реализованных товаров, выраженной в ценах. Иными словами, все зависит от масштабов развития потребительского сектора, т.к. все издержки встроены в цену конечного потребительского продукта. После 1929 г. отсталая советская экономика совершила рывок, и над потребительским сектором нависла не связанная с ним масса производств и инфраструктуры, простое финансовое обслуживание которых требовало денежной массы, многократно превышающую ту, что соответствовала имеющейся товарной массе.

Решение разделить денежную массу на две независимые сферы – наличную и безналичную – было, бесспорно, гениальным. Оно позволило стране в кратчайшие сроки пройти путь, который при нормальном развитии процессов занял бы несколько столетий (в лучшем случае). Такое решение теоретически абсолютно неразрешимых проблем было единственно возможным в тех конкретно-исторических условиях, с теми производственными ресурсами, которые имелись в наличии, и при том уровне технического развития.

Это решение было найдено не сразу, а эмпирически, опытным путем. Созданная в СССР финансовая система не имела аналогов в истории. Она вступала в такой разительный контраст со всем опытом, накопленным экономической наукой к тому времени, что потребовалось целое идеологическое, а не научное обоснование ее внедрения. В результате принципы работы советской финансовой системы были так закамуфлированы идеологическими построениями, что они толком не осмыслены до сих пор. Рывок в экономике привел к полному изменению ее структуры и созданию соответствующей финансовой системы. Он задал такое направление развития, при котором не экономика развивается в соответствии с ростом личного потребления, а наоборот, потребление растет вслед за возрастанием возможностей экономики.

"Перевернутая" экономика

В экономике, структурированной "по-советски", потребительский сектор вообще не является экономически значимым. Изменения в личном потреблении здесь влияют на экономику в ограниченном объеме. Отчаянная борьба за создание оборонного комплекса в 30-е годы, вторая мировая война, необходимость преодолевать послевоенную разруху и гонка вооружений закрепили ситуацию. К тем же результатам вела и необходимость форсированно повышать уровень жизни населения в 50 – 70-е годы. В этом наша главная особенность: мы имеем экономику, способную производить объем потребительской продукции, эквивалентный одной денежной массе, и при этом сумму производств, инфраструктуру и системы социального обеспечения, финансовое обслуживание которых требует другой, более значительной денежной массы. Причем вторая многократно превышает первую.

Кроме того, потребительский сектор и вся остальная экономика у нас, как правило, почти не связаны между собой. Переток финансов здесь в целом исключен, даже если денег в экономику будет влито больше чем достаточно. При советской системе эту проблему удавалось решать, жестко разделив два сектора финансовой системы и в плановом порядке распределяя денежные (наличные и безналичные) потоки. И необходимость этого была продиктована не марксистской теорией, в ней ничего подобного нет. Она предопределена самими структурными характеристиками созданной в СССР после 1929 года экономической системы.

Советская финансовая система выглядит парадоксальной с точки зрения западных экономистов. Они просто не смогли понять ее (и "реформаторы" тоже). Но реально она функционировала весьма успешно. Исторически у нас сформировалась экономика, структурированная прямо противоположно по отношению к западной, "перевернутая" в сравнении с ней. В эту "перевернутую" экономику мы пытаемся внедрить западную финансовую систему. Это абсурд. Невозможно иметь одну структуру экономики и финансовую систему, рассчитанную на совсем другую, прямо противоположную ей структуру экономики. Нельзя иметь структуру экономики "как у нас", а финансовую систему "как у них". Напомним, что экономики всех республик СССР строились именно таким "советским" способом – рывком и диспропорционально. Поэтому все они обладают схожими структурными характеристиками. Соответственно, их финансовые системы тоже обладают схожими характеристиками. Финансовые и вообще экономические проблемы для них примерно одинаковы. Иначе говоря, и финансовая, и экономическая политика стран СНГ должны осуществляться примерно одинаковыми методами.

Как мы указали, начиная с 1929 года (с начала индустриализации) советская экономика стала развиваться способом, прямо противоположным рыночному. Рыночная экономика базируется на личном потреблении граждан, а в СССР потребительский сектор был не основным, а подчиненным. Кроме того, советская экономика по необходимости строилась так, чтобы в ней никакой конкуренции и возникнуть не могло: строилось ровно столько предприятий, сколько нужно для потребностей экономики. Такая экономика исключает всякую конкуренцию по самой своей структуре. Таким образом, два главных определяющих признака экономики бывшего СССР следующие:

1) относительная неразвитость потребительского сектора;

2) практически полное отсутствие дублирования производственной деятельности (конкуренции) в структуре экономики.

Экономика, структурированная подобным образом, требует для обеспечения своего нормального функционирования и специфической финансовой системы. Ее суть в следующем. Деньги разделяются на наличную и безналичную сферы. Наличная обслуживает покупательную способность населения. Безналичные "деньги" – это по существу не деньги, а счетные единицы, при помощи которых в плановом порядке производится распределение материальных фондов.

Наши преимущества

В период "перестройки" такое экономическое устройство стало объектом шквальной критики со стороны "реформаторов". Однако серьезного анализа "реформаторы" так и не представили. В качестве аргументов они использовали в основном эмоции, а за истину выдавали факт критичности. Предложить что-то реальное они так и не смогли ни тогда, ни потом. Более того, некоторые из них – такие, как например академик Петраков, сейчас перешли на прямо противоположные позиции.

Физик, академик Юрий Каган с едкой насмешкой над "идеологами реформ" вспоминает: "В советские времена в Курчатовском институте я руководил семинаром, где выступали все ведущие экономисты, не имевшие тогда широкой трибуны, – Шаталин, Аганбегян, Заславская, Петраков, Шмелев, Абалкин. Они доказывали, что советская экономика ведет в пропасть. Я спрашивал у них: у вас есть идея, как перейти от того, что не нужно, к тому, что нужно? Они отвечали: мы не востребованы, вот когда нас востребуют, мы за месяц напишем нужную программу. Ну и что из этого вышло?"

На самом деле экономическая система, выстроенная в СССР, имела кроме всем известных недостатков и весьма значительные преимущества относительно экономики западной (рыночной). Преимущества эти заключаются в следующем:

1) Переход на раздвоенную финансовую систему позволил освободить эту экономику из-под ограничивающего воздействия платежеспособного спроса населения, и она получила возможность развиваться вне зависимости от него. В западной (рыночной) экономике такое невозможно. Там все зависит от платежеспособного спроса: он растет – экономика идет в рост, сокращается – в экономике спад;

2) Функционирование на основе безналичных денег (точнее, счетных единиц) исключило ситуацию, при которой развитие может быть заторможено из-за нехватки финансовых средств. Здесь все определяется чисто техническими возможностями. А такая вещь, как неплатежи или взаимозадолженность, здесь просто не может возникнуть, соответственно не может возникнуть и паралича экономики по этой причине;

3) Организационная структура экономики, исключающая конкуренцию, позволила ей, с одной стороны, выйти  на индустриальный уровень развития, с другой – избежать чудовищной энерго-, ресурсо- и трудоемкости западной (рыночной) экономики. В противном случае индустриальной страной СССР не стал бы никогда: он просто не смог бы преодолеть барьер энерго- и ресурсоемкости;

4) Централизованная система управления экономикой позволила концентрировать все усилия, ресурсы и средства на избранных направлениях, причем делать это оперативно, не дожидаясь, пока это произойдет в результате перетока средств вследствие изменения рыночной конъюнктуры, спроса и т.д.

По существу, в СССР был разработан метод создания экономики, развитой больше, чем позволяет платежеспособный спрос населения. Этот ценный опыт открывает перед экономикой не только СНГ, но и других стран новые перспективы и еще ждет своего изучения и осмысления.

Объективная оценка

Фактически, в СССР был создан новый тип экономической системы, нуждающийся в особых способах управления и особых способах реформирования. Тот факт, что это –  принципиально новая, небывалая в истории и при этом весьма перспективная экономическая система, не был вовремя осмыслен ни руководителями государства, ни тем более "реформаторами". Наши "реформаторы", критикуя советскую экономическую систему, всего лишь повторяли и до сих пор тупо повторяют тезисы, подброшенные им из-за рубежа. Но ведь сколько времени прошло, пора бы уж было и понять, что к чему. В рамках "холодной войны", естественно, велась и психологическая война. Она включала в себя атаку на мышление интеллектуалов, писателей, публицистов, ученых, не в последнюю очередь экономистов. Внушалось примерно следующее: "Ваша экономика ни на что не годится, уничтожьте ее, делайте как мы". И уничтожили. Сейчас сидят на обломках страны и до сих пор ничего понять не могут. В действительности же серьезные западные исследователи, свободные от идеологических предрассудков, всегда исключительно высоко оценивали и оценивают достижения советской экономической системы.

Так, английский журнал "Экономист" пишет: "Вопреки широко распространенным заявлениям, историческое развитие советской экономики является одним из величайших успехов, достигнутых в двадцатом столетии. СССР оказался одной из двух стран мира, стремительно прорвавшихся в группу развитых в промышленном отношении: вторая страна – Япония. Среди крупнейших стран мира только Япония превысила уровень дохода ВВП на душу населения СССР. Это позволило Советскому Союзу ликвидировать крайнюю нищету, обеспечить создание служб социального страхования, создать одну из самых всеобъемлющих систем социального обеспечения в мире, достичь одного из высоких уровней образования и здравоохранения, создать мощнейший военный потенциал, сравнимый с потенциалом США. Помимо оборонной промышленности советская технология доказала свои способности проявить себя на самом высоком международном уровне. И все это – несмотря на блокаду в технологической области со стороны западных стран, от чего Япония, кстати, не страдала. В этих условиях развитие СССР является одним из крупнейших экономических достижений в мировой истории".

Обратим внимание, однако, на следующий поразительный факт: СССР добился выдающихся экономических успехов, по всем параметрам уступая Западу. Запад (его следует рассматривать как единое экономическое целое) потребляет две трети добываемых в мире ресурсов. СССР всегда мог рассчитывать только на свои ресурсы. На Западе работают сотни миллионов рабочих рук и сотни миллионов рабочих рук работают на него во всем мире. В СССР было всего несколько десятков миллионов рабочих рук. А совокупный промышленный потенциал Запада превышал советский не в сотни, а в тысячи раз. Тем не менее СССР сумел добиться феноменальных экономических успехов и стать второй сверхдержавой мира, хотя теоретически у него для этого не было ни сил, ни возможностей. Как ему это удалось? Благодаря той парадоксальной (с точки зрения западных экономистов) структуре экономики и соответствующей ей парадоксальной финансовой системе. На преимущества последних мы указали выше.

Практика – критерий истины

Из всего сказанного вовсе не следует, что советская экономика была верхом совершенства. Разумеется, реформировать ее следовало. Но как? Вопрос этот трудный и сложный. Во всем объеме мы не будем его рассматривать. Коснемся только вопроса о финансовой системе. "Реформаторы", приступая к своей разрушительной деятельности, сочли необходимым убрать барьер между сферами действия наличных и безналичных денег. Это было ошибкой. Что должно произойти, если в экономике, структурированной "по-советски", убрать такой барьер? В этом случае должно произойти следующее.

Раздвоенная налично-безналичная финансовая система ликвидируется, и экономика начинает работать на основе реальных, обеспеченных товарной массой денег. Поскольку экономика, структурированная "по-советски", создает относительно небольшой объем потребительских товаров, то денежная масса сразу начинает стремительно сжиматься. В итоге денежная масса уменьшается до уровня, при котором нормальное функционирование экономики невозможно. Ввиду общей нехватки денег прекращается финансирование всего что можно и нельзя. Начинается стремительное падение производства, ситуация сразу приобретает тенденцию к ухудшению. Платежеспособный спрос населения постоянно снижается, что усугубляет и без того тяжелое положение. Наращивание денежной массы ведет к росту цен. Жесткое регулирование объема денежной массы в обороте обостряет общую нехватку денег. Разваливается бюджет. Разваливаются системы жизнеобеспечения государства. Разваливается буквально все. "Реформы" заходят в тупик.

Одним словом, за годы "реформ" произошло все то, что и должно было произойти. Все было вполне предсказуемо. Вывод: проблему нехватки денег в нашей экономике преодолеть невозможно – она встроена  в саму структуру имеющейся в  нашем распоряжении  экономической системы. Почему же молчали экономисты? А они не молчали. Просто экономически безграмотные "реформаторы" оказались неспособны их понять.

Так, известный экономист В.М. Якушев писал еще в 1989 году: "Рубли в отношениях между предприятиями играют роль не денег, а учетных единиц ("счетные деньги"), с помощью которых опосредуется обмен деятельностью и ведется учет затрат труда. Мы имеем два типа денег: "трудовые" и "счетные" и это наша реальность. Их нельзя смешивать, а тем более переводить "счетные" в "трудовые". Работники плановых и финансовых органов невольно учитывают данное различие и настаивают на том, чтобы в фонды материального стимулирования не переводились деньги с других статей расходов. Но это различие не признается экономистами товарной ориентации, и они, вместо того чтобы понять, почему практики так поступают, обвиняют их в недомыслии и невежестве, забыв, что практика – это критерий истины. Сейчас в фонды материального поощрения стали обильно переводиться "счетные" деньги. И вот результат – финансовая система практически дезорганизована".

Он был прав. В то время об этом писали многие.  К сожалению, управление экономическими процессами попало в руки псевдоэкономистов, чья квалификация, мягко говоря, оставляла желать лучшего. Они до сих пор ничего не поняли и ничему не научились. А что нужно было сделать, чтобы остановить разрушение экономики? Вновь привести финансовую систему в соответствие с экономической структурой, то есть восстановить барьер. Тот же Якушев справедливо писал: "Упорядочить финансовые отношения можно, только перекрыв перелив "счетных" денег в "трудовые". Но это не согласуется с самофинансированием, которое поощряет такой перелив, будучи основано на том представлении, будто мы имеем дело с обычными товарными деньгами". Напомним, что мы говорим об экономике СССР как об общем примере. Все, что сказано в отношении экономики бывшего Союза, верно и для его составных частей, поскольку вся советская экономика выстраивалась по единой схеме. Именно из этого и надо исходить.

Итак, до 1929 года СССР представлял собой экономически отсталую страну, около 85% населения которой проживало в сельской местности. В 1929 году в стране начался экономический рывок – индустриализация. Собственно говоря, именно с этого момента и начала создаваться советская экономика. Поскольку денег для финансирования индустриализации в стране не было, руководство страны нашло парадоксальное, но эффективное решение: деньги были жестко разделены на две сферы использования – наличную и безналичную. Сфера действия наличных денег в такой системе обслуживает непосредственные потребности населения. Безналичные же здесь, собственно, деньгами не являются, а служат счетными единицами, при помощи которых происходит распределение материальных ресурсов. При устранении барьера между этими двумя сферами денежная масса в обороте сжимается до такого объема, при котором функционирование экономической системы становится невозможным. Она начинает разваливаться физически. Именно это произошло в ходе "реформ".

Марксистская идеология запутала всех

"Странности" новой экономической и соответствующей ей финансовой системы ставили в тупик еще основателей советского государства и экономистов 20-х – 30-х годов. Они понимали, что строят какую-то небывалую в истории экономическую систему, подобной которой еще не было. На то, чтобы осмыслить ее, они потратили немало усилий. Проблема заключалась в том, что в качестве официальной идеологии в СССР был принят марксизм. Но ведь и сам Маркс в экономической части своего учения исходил из реалий западной экономики, причем XIX века. Маркс считал такую экономику единственно возможной, которая должна быть создана во всем мире. Преобразование мира он видел в пути изменения отношений собственности, но именно в рамках экономики западного типа.

Таким образом, выстраивая экономику, не имеющую ничего общего с западной, коммунисты вступали в неразрешимое противоречие с самим Марксом! Такого, разумеется, нельзя было допустить. Поэтому весь период существования СССР советские экономисты пытались увязать советскую практику с марксизмом. Получалось это плохо. Точнее, не получалось вообще. Насколько трудно это было сделать, можно судить уже по тому, что первый учебник полит­экономии удалось подготовить после тридцати лет дискуссий, только в 1954 году, уже после смерти Сталина! Академик К. Островитянов писал в 1958 году: "Трудно назвать другую экономическую проблему, которая вызывала бы столько разногласий и различных точек зрения, как проблема товарного производства и действия законов стоимости при социализме". При этом то, что советская экономическая система все дальше уходит от марксизма, понимал и сам И. В. Сталин. Он говорил сподвижникам: "Если на все вопросы будете искать ответы у Маркса, то пропадете. Надо самим работать головой".

Известный исследователь Сергей Кара-Мурза пишет: "Сталин, видимо, интуитивно чувствовал неадекватность трудовой теории стоимости тому, что реально происходило в хозяйстве СССР. Он сопротивлялся жесткому наложению этой теории на реальность, но сопротивлялся неявно и нерешительно, не имея для самого себя окончательного ответа". Проблема в том, что задача построения новой экономики решалась как сумма сиюминутных ответов на текущие вопросы. Теоретического обоснования найденное решение не имело ни тогда, ни впоследствии. Обоснование было по преимуществу идеологическим. Идеологическое давление запутало всех, экономистов в том числе. В результате советская экономическая наука катастрофически отстала от советской же реальности. Сейчас нам приходится пожинать плоды этого отставания. Тем не менее хотя теоретические воззрения в СССР были устаревшими, практика все же дала вполне реальные плоды. И именно это нам следует иметь в виду в первую очередь.

Надо осмыслить систему

Зачем мы погружаемся в историю создания нашей экономики? А вот зачем. Имеющаяся в нашем распоряжении экономическая система – это экономика бывшего СССР, пусть даже какая-то часть ее. Эта экономическая система обладает определенными, присущими только ей характеристиками. Мы хотим реформировать эту систему? Прекрасно. Но для этого мы должны предварительно изучить ее, установить, каковы ее параметры, ее признаки и как она работает. Только на основе такого анализа мы и можем разработать реальный курс экономических реформ. Для того чтобы усовершенствовать какой-то объект, мы должны сначала понять, что этот объект из себя представляет. Наш объект – экономика. А о том, что наша экономика представляет собой, мы не имеем никакого понятия. Можно ли при таком положении вещей вообще хоть что-то реформировать?

Российский экономист Гавриил Попов, характеризуя советскую экономику, в свое время назвал ее "командно-административной системой". С тех пор это выражение так и кочует по страницам печати и даже входит в учебники экономики, написанные в последние годы на скорую руку. На самом деле "командно-административная система" – это всего лишь штампованное выражение, не несущее никакого конкретного содержания. Ведь на самом деле советская экономика была реально работающей экономической системой. Она успешно функционировала в течение многих десятилетий, причем в исключительно тяжелых исторических обстоятельствах. Эта система вывела СССР на уровень второй сверхдержавы мира. Здесь был создан достаточно высокий уровень жизни, высокий уровень социального страхования и социального обеспечения. Были достигнуты многие другие выдающиеся успехи. И существовала эта система за счет реального производства, а не за счет экспорта ресурсов.

А взгляните на другие незападные страны. Известный британский экономист Джон Росс пишет: "В 1913 г. ВВП на душу населения страны, ставшей впоследствии СССР, составлял примерно 25% величины ВВП на душу населения будущих стран ОЭСР. К 1970 г. ее ВВП на душу населения уже составлял примерно 50% ВВП на душу населения этих стран. За этот же период средний доход ВВП Латинской Америки, который в 1913 г. находился на уровне, сравнимом с доходом будущего СССР, увеличился всего лишь с 25% до 28% в сравнении с доходом стран  ОЭСР. Доход ВВП на душу населения стран Азии (за исключением Японии) увеличился с 12 до 18% по отношению к доходу стран ОЭСР за тот же период". Причин, по которым Советскому Союзу удалось добиться таких экономических успехов, штампованное выражение "командно-административная экономика" не объясняет. Это всего лишь ярлык. Совершенно бессодержательный, кстати. Для того чтобы реформировать эту систему, необходимо осмыслить ее, вскрыть принцип ее работы.

Колумб как коммунист

Имеющаяся в нашем распоряжении экономическая система – это экономическая система бывшего СССР. Другой у нас нет. Преобразовывать ее мы можем исходя только из нашей реальности. Наши же "реформаторы" исходят из реальности чужой – западной. Они берут нашу экономику и пытаются управлять ею так, как будто это западная экономика. Хотя на самом деле наша экономика не имеет с последней ничего общего. Уже давно все провалено, и система походит к последней грани. Однако наши руководители до сих пор не признают провала, выдавая за успехи частные достижения, которые на самом деле –  капля созидания в море разрухи.

Проводимая экономическая политика, разумеется, обречена. Ее все равно придется менять. Просто потому, что проводить ее дальше станет физически невозможным. Правда, менять ее придется в крайне тяжелых условиях. И тут важно знать следующее. В рамках советской экономической системы были созданы методы, используя которые можно добиваться значительных успехов при ограниченных производственных, технических, трудовых и ресурсных возможностях. Изучение этих методов исключительно важно для нас. Наш производственный потенциал – микроскопический по мировым меркам, трудовых ресурсов у нас мало, даже сырья у нас немного – все продано, хвалимся нефтью, но своих крестьян даже ГСМ обеспечить не можем. Такую экономику, как на Западе, основанную на использовании трудовых и сырьевых ресурсов всего мира, мы не сможем построить никогда. Нам следует исходить из своих возможностей. А они крайне ограничены, что бы ни говорили страдающие манией величия наши политические деятели. Ограниченность наших возможностей прямо диктует, что на вооружение нам следует брать отвечающие нашим возможностям методы управления экономикой.

Пусть Советского Союза уже нет, но никто не возбраняет нам воспользоваться разработанными в нем методами, созданными специально для экономик с ограниченными возможностями. Вызывает сожаление, что советский опыт до сих пор по-настоящему не изучен и не проанализирован. Исследователей сбило с толку, что идеологическим обоснованием создания советской экономической системы было построение коммунизма. На самом деле, хотя коммунизм в СССР не построили, тем не менее оригинальную и дееспособную экономическую систему создали. Колумб, между прочим, тоже плыл в Индию, а открыл Америку. Но никто не делает на этом основании вывод, что Америку надо "закрыть". Почему же советскому опыту отказано в изучении и осмыслении, хотя он имеет огромную научную и практическую ценность? Почему у советской экономической системы рассматриваются только ее слабые стороны, но полностью игнорируются ее сильные стороны?

Изменить финансовую систему

Разумеется, нет ни возможностей, ни необходимости полностью копировать те методы управления экономической системой, которые  существовали в СССР. Все-таки они были созданы в конкретных исторических условиях как ответ на проблемы, существовавшие тогда. Сейчас времена совсем другие. Но мы вполне можем взять из советского опыта то, что сохраняет свою ценность и сегодня. А то, что устарело или стало ненужным, просто отбросить. Одна из главных проблем нашей экономики – общая нехватка денег в ней. Нехватка эта такова, что становится невозможным даже просто сохранять экономическую систему в дееспособном состоянии. Она просто разваливается физически. Разваливаются все без исключения системы жизнеобеспечения государства. Это грозит полным крушением экономики. Но власти не могут найти решение этой проблемы, поскольку не понимают, что происходит в экономике.

Реально мы имеем в своем распоряжении экономическую систему, по своим структурным характеристикам не имеющей ничего общего с характеристиками экономик других стран. Главная ее особенность – относительная неразвитость потребительского сектора. Потребительской продукции здесь производится сравнительно немного. Зато имеется большой объем производственных и жилых помещений, значительная инфраструктура, мощные системы жизнеобеспечения и многое другое, без чего государство существовать не может.

Как известно, главное требование к стабильной работе экономики – создание равновесия между товарной и денежной массой. Однако к экономике, структурированной "по-советски", это не относится. Здесь потребительский сектор экономики непропорционально мал, а все остальные сектора непропорционально велики. Когда в такой экономической системе денежная масса входит в равновесие с товарной массой, она сжимается до такой величины, при которой существование системы становится невозможным. Эта проблема возникла в 30-е годы. Решение же было найдено в том, чтобы каналы денежного обращения были жестко разделены на обслуживающий потребительский сектор и другие. И разные каналы обращения не должны пересекаться между собой. Именно такую систему нам следует восстановить, как единственно соответствующую структуре нашей экономики.

Итак, одна из самых главных проблем, стоящих перед всеми странами СНГ – катастрофическая нехватка денег в экономике. Денег не хватает даже для простого воспроизводства основных фондов. Ввиду отсутствия средств начинают тотально рушиться все системы жизнеобеспечения государства. У этой проблемы есть свои причины. Есть и способы ее решения. Однако, по непонятным причинам среди наших экономистов утвердилось мнение, что в мире возможна только одна экономическая система – западная, соответственно, только одна финансовая система. А чтобы получить такую экономическую систему, достаточно изменить форму собственности. Это убеждение граничит с шизофренией.

Ведь хорошо известно, что такая экономика, как на Западе, только на Западе и существует. И больше нигде. В мире нет и уже не будет другой такой экономики. И даже пытаться построить некое ее подобие бесполезно. Все равно не получится. Западная экономика потребляет две трети всех добываемых в мире ресурсов, а на обеспечение ее потребностей гнет спину почти полмира. Кому еще под силу так организовать экономику планеты? Приспособление всей планеты, стран и народов для обеспечения своих нужд – условие его существования. Глобальная политика Запада по необходимости нацелена на то, чтобы сохранять такое положение вещей неограниченно долгое время. То есть сохранять такую ситуацию, когда весь земной шар – его сырьевая база, а незападные страны – его трудовые ресурсы и рынок сбыта.

Сказка про некую "рыночную экономику", создающую высокий уровень жизни, рассчитана на простаков и невежд. На самом деле высокий уровень жизни на Западе создает не рыночная экономика как таковая, а возможность эксплуатировать всю планету. Конечно, есть и незападные страны, добившиеся экономических успехов. Но эти страны сумели выработать свою, адекватную национальным условиям экономическую политику. Западу подражать они даже не пытались. Примером тут могут служить Китай, Вьетнам и некоторые другие государства. Зато взгляните, в каком чудовищном упадке находятся страны СНГ. Вывод из сказанного прост – нам следует разрабатывать методы управления экономикой, отвечающие именно нашим конкретным условиям.

Слепой ведет слепого

Оригинальная экономическая система, добившаяся выдающихся успехов, была создана в Советском Союзе. Эта система была безосновательно объявлена несостоятельной и отвергнута без малейших на то оснований. Было совершенно упущено из виду, что нравится это кому-то или не нравится, но другой системы в нашем распоряжении просто нет. Следовательно, надо было внимательно изучить эту систему и выяснить, в каком режиме она может работать, а в каком нет. И только на основании таких исследований следует разрабатывать реальную программу реформирования нашей экономики. Таких исследований, однако, наши реформаторы проделать не смогли и даже не пытались. Они руководствовались принципом "пойдем туда, не знаем куда". Соблазненная ни на чем не основанными обещаниями будущего процветания, значительная часть населения слепо ринулась за ними. Плохо, когда слепой ведет зрячего. Но гораздо хуже, когда слепой ведет слепого. Сейчас наверное всем понятно, что мы зашли в полный тупик. И выход из этого тупика мы должны найти. Сегодня мы стоим перед необходимостью вновь пересмотреть все, что было сделано за годы "реформ".

Одна из главных причин провала "реформ" – полный развал финансовой системы. Причины этого известны. Коротко повторим их. В СССР был относительно неразвитый потребительский сектор экономики. В 1929 году (с начала индустриализации) в виду отсутствия денег для проведения масштабных преобразований нашли нестандартное, парадоксальное решение проблемы: деньги разделили на наличную и безналичную сферы обращения. Наличные деньги в такой системе обслуживают платежеспособный спрос населения. Остальная экономика работает на основе безналичных денег, которые, собственно, являются не деньгами, а счетными единицами. Когда барьер между двумя сферами обращения устраняется, денежная масса сжимается до размеров товарной массы. А так как экономика, структурированная по-советски, создает относительно небольшой объем товарной массы, то объем денег в ее обороте сжимается до такой степени, что существование самой системы становится невозможным. Наступает так называемый монетарный кризис.

Вообще-то, под монетарным кризисом понимают такую ситуацию в экономике, когда товарная масса существенно больше, чем денежная масса, способная ее обслужить. В нашем конкретном случае мы должны расширить это понятие до масштабов всей экономики: наша экономика физически разваливается из-за нехватки денег. Разваливаются системы жизнеобеспечения, инфраструктура, жилой и основные производственные фонды. Денег, чтобы остановить развал, в экономике нет. А вывод из всего сказанного прост: необходимо жестко отделить сферу обращения денег, обслуживающих потребности населения, от денег, обслуживающих экономическую систему. Это вытекает из самих структурных характеристик экономической системы, имеющейся в нашем распоряжении.

Реформа Либермана

Для читателей, далеких от экономических проблем, подобное утверждение может показаться даже странным. Однако на самом деле ничего необычного в нем нет: в кругах специалистов эти вопросы дискутировались в течение многих десятилетий. Дело в том, что советская экономическая система существовала слишком недолгий срок и в слишком тяжелых исторических условиях. В результате теоретически она толком не была осмыслена даже в советский период. А "реформаторы" ничего в ней и не пытались понять, они действовали по принципу "ломать – не строить". В результате сейчас мы имеем дело с экономикой, в принципах работы которой сами ничего толком не понимаем. Наша экономическая наука отстала от нашей же реальности. Это ненормальное положение давно следует исправить.

Впрочем, серьезные наработки в области исследования финансовой системы советского типа имеются. Их надо тщательно проанализировать. Впервые принципы работы нашей финансовой системы стали широко дискутироваться в середине 60-х годов, во время обсуждения экономической реформы 1965 года, так называемой "косыгинской реформы". Обсуждение началось в 1962 году со статьи в "Правде" харьковского профессора Евсея Либермана. Экономисты резко разделились на сторонников и противников реформы. На страницах экономической прессы шла настоящая война. Обсуждение зашло в тупик. В конце концов Алексей Косыгин, пользуясь своей властью предсовмина, просто ввел ее волевым порядком. При всем уважении к Алексею Николаевичу должны признать, что решение это было ошибочным.

Что же предлагала "косыгинская реформа" (на Западе ее называют "реформа Либермана")? Видный российский экономист В. М. Якушев так характеризует ее: "Предполагалось, что если предприятия смогут переводить часть прибыли в свои фонды поощрения, то это решит проблему стимулирования труда, обеспечит снижение издержек производства и заинтересует коллективы в напряженных планах. Но случилось иное". А что же "иное" произошло? Коротко говоря, реформа 1965 года прежде всего стала расшатывать именно финансовую систему страны, а за ней и всю экономику. Барьер между наличными и безналичными (счетными единицами) деньгами, который раньше жестко сохранялся, стал ослабевать, т.е. то, что служило исключительно целям учета, начало превращаться в средство обращения! Негативные последствия не заставили себя долго ждать. На руках у населения и на счетах предприятий стала накапливаться необеспеченная денежная масса. Хозяйственные единицы оказались заинтересованы не в увеличении выпуска продукции, а в наращивании прибыли, начала нарастать дезорганизация хозяйственного механизма и т.д. В результате к началу 80-х годов страна подошла к экономическому кризису.

Рост тарифов – не выход

Именно "косыгинская реформа" ввергла СССР в то, что впоследствии было названо "застоем". "Многие ученые уже тогда предупреждали о негативных последствиях такого решения. Но их предупреждениями пренебрегли" (Якушев). Когда же началась "перестройка", то "реформаторы", вместо того чтобы восстановить нормальную для данной экономической структуры финансовую систему, наоборот, убрали последние барьеры между наличной и безналичной денежными массами. Это привело к катастрофе. Именно поэтому "реформы" 90-х серьезные исследователи сразу окрестили "ухудшенным вариантом реформы 65-го года". Стратегическая ошибка в экономической политике была совершена еще в 1965 году. В 90-е годы "реформаторы" только ухудшили положение. Если экономика еще не полностью развалилась, то только потому, что какие-то осколки прежней финансовой системы сохранились – бюджетная сфера, отдельные государственные программы и другое. Кроме того, начали действовать некоторые сектора экономики, способные функционировать на основе самоокупаемости, выросла самозанятость, появилась "челночная" торговля и т.д. Но долго такая ситуация сохраняться не может. Если не изменить экономическую политику – распад системы не остановить.

Что из всего этого следует? Экономика бывшего СССР просто не может работать на основе финансовой системы западного типа. Там в общем случае количество денег в экономическом обороте должно соответствовать массе реализованных товаров (количественная теория денег). Проще говоря, экономика там финансируется из потребительского сектора. В силу структурных особенностей, экономика советского типа не может создать необходимое количество товарной массы. Следовательно, необходимо привести финансовую систему страны в соответствие со структурными характеристиками нашей экономической системы. Иначе говоря, должны быть созданы два финансовых сектора. Один обслуживает потребности населения, другой – экономическую систему как целое. Сфера действия этих секторов не должна пересекаться. Точно к таким же выводам сейчас пришли экономисты во всем СНГ. Так, известный российский исследователь Сергей Кара-Мурза пишет: "В СССР была финансовая система из двух "контуров". В производстве были безналичные  деньги. На потребительском рынке – "нормальные" деньги. Их масса регулировалась в соответствии с массой товаров. Это позволяло поддерживать низкие цены и не допускать инфляции. Такая система могла действовать лишь при запрете перевода безналичных денег в наличные". Необходимость реорганизации финансовой системы сейчас понятна любому серьезному исследователю.

Как это будет действовать на практике? Простой пример. Сейчас всем известно, что энергетика у нас находится в критическом состоянии и грозит рухнуть в ближайшие два года. Власти пытаются спасти положение, бесконечно вздувая тарифы. Но вырученных денег все равно ни на что не хватает. На самом деле наше население никогда не сможет финансировать отечественную энергетику – денег у него слишком мало. Поэтому тарифы нужно не повышать, а снижать. А финансирование энергетической отрасли должно взять на себя государство по специальным финансовым каналам, жестко изолированным и предназначенным только для конкретных целей. Средства же населения должны изыматься исключительно для оплаты труда работников отрасли.

То же касается и тепло-, водо-, газоснабжения, инфраструктуры и многого другого. А взваливать все расходы на плечи населения бессмысленно и бесполезно – оно все равно их не потянет. В этом случае мы и экономику не спасем, и население разорим. Разумеется, в реальности все обстоит гораздо сложнее, чем это можно изложить в газетной публикации. Но мы надеемся, что нам удалось хотя бы в общих чертах дать читателям представление о том, на каких принципах должна функционировать наша финансовая система.

Автор: Курман Ахметов, источник: казахстанская газета "Свобода Слова" № 1 (145), № 2 (146) и № 3 (147) – январь 2008 года.

Оффлайн Евгений_Витальевич

  • Администратор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8 934
  • http://shel-gilbo.livejournal.com/
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #1 : 17 Май 2013, 14:57:40 »
Чел вытащил дискуссию 20-летней давности
Собственно, тогда вопрос был именно о финансовой системе: был мой проект против проекта Джеффри Сакса
Мой проект как раз заключался в том, чтобы модернизировать советскую финансовую систему на базе её изначального принципа разделения типов денег, что и дало бы основу экономического роста и экономического суверентитета

Сейчас этот вопрос малоактуален: Снг уже плотно вмонтирован в финансовую систему Запада и шансов выжить уже нет

Если говорить на перспективу (то есть если после уничтожения Запада Китай по доброте душевной не установит полный контроль над РФ, а даст какую-то автономию), то можно будет выстроить что-то приемлемое, имея в виду следующие принципы:
1. Природные условия России делают неконкурентоспособной её экономику: норма прибыли в ней меньше, а значит капитал предпочитает утекать в те страны, где она выше.
2. Соприродное хозяйство в России вообще говоря убыточно
3. В силу этого рыночная экономика в России может существовать только в условиях внешнего дотирования дефицита, например, за счёт природной ренты, как в 2000-2013, или за счёт проедания советской амортизации, как в 1991-2002. но даже такое дотирование не обеспечивает развития.
4. Развивающаяся экономика в России возможна только на базе мобилизационной системы.
5. Советская мобилизационная система в 1929-1965 хорошо себя показала, но в дальнейшем была разрушена эпигонами. Для постиндустриальной ситуации она неприемлема, ибо архаична
6. Современная мобилизационная система может быть выстроена в течение 2-5 лет и сразу дать старт быстрому росту (10-12% годовых, в годы структурной перестройки - до 30%)
7. Для построения мобилизационной системы нужны:
- четкое понимание системы и массированная обработка мозгов населения
- жёсткая выбраковка антисистемного элемента

Мои материалы для обсуждения здесь: http://shel-gilbo.livejournal.com/

Оффлайн Евгений_Витальевич

  • Администратор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8 934
  • http://shel-gilbo.livejournal.com/
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #2 : 17 Май 2013, 16:05:59 »
Что есть Советская мобилизационная система ?

Могу прочесть вводный курс часов на 180
Меньше не получится
Мои материалы для обсуждения здесь: http://shel-gilbo.livejournal.com/

Оффлайн Александр

  • ...
  • Hero Member
  • ***
  • Сообщений: 1 127
Советская экономическая система
« Ответ #3 : 17 Май 2013, 18:47:52 »
Что есть Советская мобилизационная система ?
Могу прочесть вводный курс часов на 180
Меньше не получится

А мы попробуем.

/ В общих чертах система Госплана, мобилизационной и линейно-монопольной экономики была разработана в конце XIX века – начале XX в Генштабе. Как и ГОЭЛРО.

***

Финансовая и вообще экономическая система СССР была заточена под максимизацию использования ресурсов, максимизацию производства [в первую очередь, ВПК: что такое СССР, как не гигантская сверхкорпорация по производству военной техники?..]. Система такого рода обеспечивает, с одной стороны, быстрый рост экономики и эффективность, с другой - порождает неизбежные дефициты ресурсов то там, то тут: все ресурсы должны использоваться на 100%, и тот, который на данный момент [во всей экономике] кончается раньше всего, становится дефицитным. Т.н. «расшивание узких мест» - производство дефицитного ресурса в натуральной форме - все время в такого рода экономике имеет место. Этим занимался Госплан. Он смотрел, где дефицит, обеспечивал расшивку, довольно быстро дефицитом становился другой ресурс, снова шла расшивка и т.д., чего-то постоянно не хватает, но это-то и является средством постоянного роста экономики.

Дефицит был частью технологии. Если есть возможность быстро ликвидировать диспропорции (дефицит или затоваривание), т.е. существует единый центр управления экономикой (тот самый Госплан), то они – совсем не проблема, а наоборот. Идет не схлопывание, а расширение производства по всей технологической цепочке: т.к. кол-во дефицитного ресурса - узкое место - и определяет максимальный объем производства, то резкое наращивание его объема резко это самое производство и увеличивает. Тут вопрос времени: расшивка должна происходить БЫСТРО.



Инвестиционные решения принимались не из соображений окупаемости конкретного проекта, а из расшивки узких мест экономической системы в целом. В силу этого в СССР была установка на высокие капитальные затраты при строительстве электростанций с тем, чтобы в дальнейшём эксплуатационные расходы были минимальными.



Отсюда прямо вытекает необходимость негативного стимулирования. Если нет возможности расстрелять/посадить директора завода, то как обеспечить расшивку? Если у него нет в руках подобных рычагов для своих подчиненных, то как он обеспечит производство?
Отсюда отсутствие как экономической, так и личной свободы. Людей нужно ставить в условия, когда им с предприятий просто некуда деваться, нужно иметь в УК статью за тунеядство и т.д. Все это можно как-то понять лишь потому, что эта система ("государственный капитализм") создавалась под конкретную задачу - производство военной техники. Под мировую войну. Впервые в мире линейно-монопольная экономика была реализована в Германии в 1915 году, во время ПМВ.
Если бы в России она начала реализовываться не в 20е годы, а в самом начале века, то в ту же ПМВ этот монстр раскатал бы всю Европу с ленивой неизбежностью.

(Напрашивается вывод: и наоборот, если система не была построена вообще, то в ВМВ немецким танкам и самолетам просто нечего было бы противопоставить. Но тут тонкость. Если бы не были построены «тракторные» заводы и т.д., то само участие СССР во втором действии большой войны было бы совершенно иным! При наличии индустриального гиганта на Востоке у Оси был только один способ победить – разгромив его. То есть, не причиной индустриализации была якобы неизбежная будущая война, а война стала неизбежной в результате столь форсированной и масштабной индустриализации. Т.е., например, в случае победы в 1925-1926 прогерманской фракции в ЦК план первой пятилетки мог быть содержательно совершенно другим, индустриализация не стала бы столь милитаристской, а война – столь неизбежной и кровавой. 
Т.е. тезис о безусловной благотворности индустриализации это и тезис о пользе человеческих жертвоприношений. Если я строю заводы, позволяющие произвести 20000 танков, то это объявление войны соседу. В его глазах это выглядит так и только так. Если же планируемые мощности позволят произвести 7000-9000, то это выглядит лишь как оружие сдерживания. Аналогия: для РИ сильный флот это очень плохие отношения с Англией, а флот средней силы – сносные. Выигрывая в одном, проигрываем в другом. Чтобы оценить это решение – о предельно милитаристском варианте индустриализации и построении максимально мобилизационной экономики – явно нужно изучать вопрос глубже. Альтернативы однозначно были, и очень даже может быть, что они была ЛУЧШЕ. )

***

Деньги были лишь одним из ресурсов этой системы, учетным (счетным) ресурсом. Они тоже постоянно оказывались в дефиците. Население, среднее и даже высшее звено номенклатуры, не понимавшее системы, с какого-то момента начали воспринимать это как зло, как источник проблем. Началась инфляционная политика, т.е. деньги стали вкачивать специально. Нужные дефициты денег этим затыкались, в результате стали возникать ненужные дефициты товаров. Уже в 70х.

***

Косыгинская реформа (либермановская) сделала материальное стимулирование основным инструментом, вместо негативного. В результате это отучило работать всех, от дворника до директора завода. «Мы делаем вид, что платим, вы делаете вид, что вы работаете».

***

Как шло управление этим «плановым» хозяйством? Через отраслевые коэффициенты и нормативы (нормативное регулирование), системы налогообложения, банковские ставки и условия кредитов.

Случай из 30х годов. Задача: обеспечить равномерность сплава леса. Решение: в один сезон даем кредиты под спиленный лес, другой – под сплавленный.

***

Как строилась инвестиционная программа на уровне Госплана? Там просто смотрели, какая структура экономики сложилась на Западе и стремились воспроизвести. Догоняющее развитие.
Вообще, плановая/командная система уместна в этом случае - для достижения ясно поставленной цели, для гонки за лидером, производства нужного количества металла или микросхем, победы в войне или выхода в Космос. В ситуации неясности, нового вызова она перестает работать.

***

Планирование и централизованное управление экономикой плохо не потому, что оно неэффективно (бывает совсем даже наоборот, в условиях военного времени, в догоняющем развитии), а потому что рычаги управления сосредотачиваются в узком и герметичном кругу ЛПРов. Вымрут те, кто Систему строил (как в Японии и том же СССР) - и все, она перестает работать (по сравнению с децентрализированной моделью).
С Киберсином произошла та же история - обеспечено физическое устранение этих ЛПРов и экономика "все". В отличие от децентрализованных и в значительной степени действительно саморегулирующихся систем. Плюс которых в том, что ими можно вообще не управлять, или управлять по минимуму (все эти таможенные/налоговые/финансовые инструменты, в общем, классика). Т.е. даже если мудаки наполнят все уровни госаппарата, экономика будет как-то работать и как-то развиваться, безо всякого Бира или Косыгина. Защита от дурака.
/
Я люблю работу. Я могу смотреть на нее часами.

Оффлайн Supraom

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1 878
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #4 : 17 Май 2013, 19:15:56 »
Ёмко и чётко.
Живите вы в своём кругу
Со счастьем человечьим,
А я иным быть не могу —
Я холоден и вечен!

Оффлайн Dj Sparcle

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3 915
  • Арканоид - Князь СССР
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #5 : 17 Май 2013, 20:34:06 »
Понятно, спасибо.

Японцы назвали бы это тянущей системой.
"Я - раб лампы. Я твой друг, но я раб лампы! — Так ты друг или раб?" ©
толерантность - это боязнь получить от идиота по ебалуу

Оффлайн Евгений_Витальевич

  • Администратор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8 934
  • http://shel-gilbo.livejournal.com/
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #6 : 18 Май 2013, 22:38:02 »
Это откуда лекции?  Гугл не находит
Мои материалы для обсуждения здесь: http://shel-gilbo.livejournal.com/

Оффлайн Lyss

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 709
  • пора летать
Советская экономическая система
« Ответ #7 : 18 Май 2013, 22:42:12 »
это частично из лекций Пайдиева, одни из первых семинаров в репино - тут буквально его фразами  - может он где-то еще это писал, у себя в лж или на ворлдкризисе

Оффлайн Евгений_Витальевич

  • Администратор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8 934
  • http://shel-gilbo.livejournal.com/
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #8 : 18 Май 2013, 22:44:07 »
а... я подумал, что из моих, но не мог припомнить, из какого века...
Мои материалы для обсуждения здесь: http://shel-gilbo.livejournal.com/

Оффлайн Lyss

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 709
  • пора летать
Советская экономическая система
« Ответ #9 : 18 Май 2013, 22:48:16 »
и частично и из твоих на сколько я понимаю тк у Пайдиева не было некоторых моментов

Оффлайн Александр

  • ...
  • Hero Member
  • ***
  • Сообщений: 1 127
Советская экономическая система
« Ответ #10 : 18 Май 2013, 22:59:15 »
Это мои заметки по мотивам какого-то семинара 2010-2011
Я люблю работу. Я могу смотреть на нее часами.

Оффлайн vlyerm

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1 939
Советская экономическая система
« Ответ #11 : 18 Май 2013, 23:13:32 »
1. Природные условия России делают неконкурентоспособной её экономику: норма прибыли в ней меньше, а значит капитал предпочитает утекать в те страны, где она выше.

Постиндустриальная экономика не зависит от природных условий.

Оффлайн Евгений_Витальевич

  • Администратор
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 8 934
  • http://shel-gilbo.livejournal.com/
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #12 : 19 Май 2013, 00:16:17 »
К примеру, туризм как отрасль экономики не зависит от природных условий? Мсьё возьмётся организовать туриндустрию в Хибинах?
Мои материалы для обсуждения здесь: http://shel-gilbo.livejournal.com/

Оффлайн Виталий В.

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 5 787
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #13 : 19 Май 2013, 00:50:21 »
а кушать что? только искусственно выращенные продукты?

тогда я лучше в деревню, на охоту и рыбалку, вот с огородом возится лень... на овощи мясо и рыбу поменяю, и нах мне биткоин 

Оффлайн Dj Sparcle

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3 915
  • Арканоид - Князь СССР
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #14 : 19 Май 2013, 09:17:06 »
а кушать что? только искусственно выращенные продукты?

тогда я лучше в деревню, на охоту и рыбалку, вот с огородом возится лень... на овощи мясо и рыбу поменяю, и нах мне биткоин

Как только твоя деятельность поднимется выше желудка, сразу потребуется организовывать производство по всеё территории земного шара. Тут встаёт вопрос- как платить, особенно микроплатежи. вот для этого как раз и нужен Биткоин. Вчера заслал через эту систему на Украину, на карту Visa гривны. пришли в течении суток. Вот как ты сейчас бы это сделал, при имеющимся инструментарии?
"Я - раб лампы. Я твой друг, но я раб лампы! — Так ты друг или раб?" ©
толерантность - это боязнь получить от идиота по ебалуу

Оффлайн Jeka

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2 326
Советская экономическая система
« Ответ #15 : 19 Май 2013, 09:46:56 »
1. Природные условия России делают неконкурентоспособной её экономику: норма прибыли в ней меньше, а значит капитал предпочитает утекать в те страны, где она выше.

Постиндустриальная экономика не зависит от природных условий.

Миф

Постиндустриальная экономика зависит от инфраструктуры, а инфраструктура зависит от природных условий

Оффлайн vlyerm

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1 939
Советская экономическая система
« Ответ #16 : 19 Май 2013, 10:45:21 »
К примеру, туризм как отрасль экономики не зависит от природных условий? Мсьё возьмётся организовать туриндустрию в Хибинах?

Туризм не постиндустриальная отрасль.

P.S. Туры на Северный полюс пользуются большим успехом...

Оффлайн vlyerm

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1 939
Советская экономическая система
« Ответ #17 : 19 Май 2013, 10:48:10 »
Постиндустриальная экономика зависит от инфраструктуры, а инфраструктура зависит от природных условий

В незначительной степени.
В других странах с природой тоже не все гладко - то цунами, то ураганы, то землетрясения... В итоге, одинаково получается.

Оффлайн Jeka

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2 326
Советская экономическая система
« Ответ #18 : 19 Май 2013, 11:09:24 »
Постиндустриальная экономика зависит от инфраструктуры, а инфраструктура зависит от природных условий

В незначительной степени.
В других странах с природой тоже не все гладко - то цунами, то ураганы, то землетрясения... В итоге, одинаково получается.

Задумайтесь над тем, сколько стоит содержать инфраструктуру сети Интернет.

Оффлайн Nomarch

  • Модератор
  • Hero Member
  • ***
  • Сообщений: 3 880
Советская экономическая система
« Ответ #19 : 19 Май 2013, 11:43:39 »
то есть Латынина, получается, права:
http://echo.msk.ru/programs/code/1071308-echo/
Цитировать
Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». +7 985 970-45-45 – это смски. В 1913 году в Российской империи жило 170 миллионов человек, это составляло 10% населения Земли. После Индии и Китая это было самое большое население Земли. Сейчас на территории того, что осталось от России, проживает 2,4% населения Земли, то есть четвертая часть от этих 10%, а, собственно, в самой России живет меньше, чем жило в Российской империи в 2013 году.

В начале XX века Российская империя была одним из самых быстроразвивающихся государств с невероятной вертикальной мобильностью. В это время мой прадед Яков Лямин из процветающего, кстати, села Алексенки под Бородиным, простой мужик разбогател своим горбом, завел в Москве извоз. А всего выписал из Америки сеялку и веялку. Совхоз потом до 70-х годов сеял этой сеялкой и веял этой веялкой, о чем нам, собственно, и сообщили в колхозе, когда мы туда с отцом приехали еще в 80-х годах. Ну, собственно, в 80-х годах села уже не было.

В это время другой мой прадед Василий Бочаров пришел на завод в город Александров. Он начинал простым рабочим, а закончил главным мастером, которого сажал за стол владелец завода. Старший его сын окончил университет, он потом погиб в Белой армии, а младший (мой дедушка) Николай Васильевич тоже поступил в гимназию. Между прочим, он был обязан владельцу завода жизнью, потому что в детстве он купался и упал с дерева в воду и повредил себе позвоночник. И ему из Москвы выписали доктора. Это к вопросу о классовой ненависти.

Потом мой дедушка Николай Васильевич Бочаров был тихим советским служащим. Моя мама, которая тогда была примерной комсомолкой, как-то спросила его, кем бы он, сын рабочего был при царской власти. Дедушка подумал, ответил «Наверное, директором банка» (ему очень счет хорошо давался).

Революция уничтожила эту страну, но через некоторое время привела снова к фантастическому росту. При НЭПе экономика, бывало, росла на 40%. Революция, собственно, была как извержение вулкана: она сожгла все леса вокруг, но она же все засыпала плодородным туфом. Я не знаю, знают ли мои слушатели, что вообще вулканические почвы очень плодородные, а те континенты, где долго не наблюдается вулканической активности (например, Австралия), они очень бедные, соответственно, почвы.

Вот, в это время НЭПа мой третий прадед Митрофан как раз Латынин был под Белгородом зажиточным крестьянином. Он, собственно, даже не был кулаком. Раскулачили его вот от чего. Когда началась коллективизация и вся пьянь в селе стала главная и стала кричать «Тащи все наше», кто-то повадился к нему в огород воровать вику. Митрофан подстерег его с ружьем и засадил соли в задницу. На следующее утро главный строитель светлого будущего не мог сесть, Митрофана раскулачили, избу его перевезли в город и сделали домом культуры, а Митрофан погиб. Поехал за хлебом в Голодомор и никогда не вернулся.

Ну вот тогда, в 1925-м Митрофан процветал и процветала не только экономика, но и литература, и наука. Это было время не только когда наши физики Капица, Ландау были на равных в мире. Это был фантастический рост всего от экспериментов в литературе до экспериментов в гуманитарных и социальных науках. Потому что, например, вещи, которые были написаны в диссертации Золотарева о дуальных структурах общества... Эта диссертация, когда Золотарева расстреляли, валялась просто рассыпанная по полу в Ленинке. Или, скажем, наблюдения Вагнера и Тих за обезьянами в Абхазии... Был в 1927 году организован там заповедник. Это, в общем, то, что начали делать на Западе в 70-х.

И вот простой пример – сравните просто интеллектуальную среду в 1913 году и даже в 1927-м и в 2013-м. Вот, Капицу с Бурматовым. Вот, что случилось с Россией, этой Россией, почему она погибла? Кто ее уничтожил? Ответ: ее уничтожил Сталин, он сжег ее в топке войны за мировое господство, и эта война началась не в 1941 году и не в 1939-м. Для российского народа она началась в 1929-м. Жертвы Голодомора, 20 миллионов высланных кулаков. Говорят, что мы сослали 10 миллионов человек, - сказал Молотов Феликсу Чуеву. Это неправда: мы выслали 20 миллионов.

Те, кто погибли от Голодомора, те, кто были расстреляны, те 28 (неизвестно сколько), кто погиб на войне, все они жертвы этой войны. Мы называем Союз Советских Социалистических Республик «социалистическим государством». Важно понимать, что это был не социализм.

Я не люблю социалистов, но то, что строил Сталин, был не социализм. Сталин строил машину для покорения мира. Он строил заводы, на которых делались танки, или на которых делалась сталь для танков, или на которых делалась электроэнергия, из которых делалась сталь, из которой делались танки. Откуда брались эти заводы? В первую очередь из-за границы. С 1929-го по 1932-й год фирма Альберта Кана (это американский архитектор) спроектировала для России 571 промышленное предприятие. По сути, фирма Кана спроектировала всю российскую промышленность, включая танковые заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, Томске и так далее.

За это Кан получил от Сталина 2 миллиарда долларов в тогдашних ценах, оплаченных трупами умерших от голода крестьян. Вот, в Харькове в это время 250 человек мертвыми находили на улице каждую ночь, и у многих из них, по воспоминаниям местного консула, не было печени – ее на пирожки пускали. Вот, в тот самый год, когда происходила эта штука в Харькове с печенкой, из СССР на экспорт было отправлено 47 тысяч тонн мясомолочных продуктов, 57 тысяч тонн рыбы. Это пишет Марк Солонин. Собственно, это была суть политики индустриализации – убить 10 или больше миллионов человек, чтобы найти деньги для Кана.

Теперь мне скажут, что Сталин оборонялся. История 1925 года, рассказанная Виктором Суворовым в «Последней республике». 1925 год. Во Францию приезжает красвоенлет, красный военный летчик Минов. Задание Минова – купить 4 тысячи военных авиационных двигателей. У Гитлера на Восточном фронте на 22 июня, напоминаю, было меньше. И суть дела заключается в том, что Минов, правда, не смог полностью исполнить свое задание, потому что столько двигателей у Франции не было. Но он был инкогнито, и было очень смешно, когда министр авиации Франции узнал о его визите и в самый последний момент прибежал с букетом цветов в вагон с сожалением, что коллега уже уезжает, столько не повидав.

А вот вопрос, от кого Сталин оборонялся в 1925 году? От империалистов? Он покупал у них моторы. От немцев? В этот момент, собственно, СССР тренировал немцев на своих полигонах. Если Сталин боялся реванша Германии, зачем он тренировал немецких генералов? Эти тренировки прекратились только с приходом к власти Гитлера, но по инициативе Гитлера, а не Сталина.

От кого защищался Сталин, подписывая контракт с фирмой Кана в 1929 году, контракт, который стоил России 20 или сколько миллионов трупов? От Гитлера? Гитлер пришел к власти в 1933-м. От коварных империалистов? Так, вроде, как бы, у них все покупали.

Наконец, если Сталин оборонялся, почему же оружие, которое он делал, было наступательным? Вот, с легкой руки Виктора Суворова есть прекрасный пример. Это пример танка БТ, который, собственно, был танком, на самом деле, американского конструктора Кристи, который был куплен в 1930 году и производился в Харькове на заводе, построенном американским же конструктором Каном в количестве 22 штуки в день. БТ был замечательный танк. Он сражался в Испании, он прекрасно проявил себя там, он проделал за двое суток марш в 630 километров, марш-бросок к реке Эбро. Под Халкин-Голом сражались именно БТ, 800-километровый марш-бросок по монгольской степи. Наконец, в 1945 году БТ тоже был основным танком в войне с японцами, он прошел марш-броском 820 километров. И, собственно, всего БТ к 1940 году в войсках было произведено 5300 штук. То есть всего танков БТ к началу Второй мировой в Красной армии было больше, чем всех типов танков во всех странах мира.

Ну, собственно, из Эбро и войны против Японии нельзя не заметит одну особенность танка БТ – он был оптимизирован для европейских дорог и монгольских степей. Как иронизирует Виктор Суворов, у БТ был единственный недостаток: эти танки невозможно было использовать на советской территории.

Другой пример – мины. Советская промышленность, когда Иван Старинов вспоминает в «Минах ждут своего часа» как инженерное управление Красной армии направило заявку на 120 тысяч железнодорожных мин замедленного действия, которые, естественно, могли сыграть решающую роль в борьбе против захватчиков. Вместо заказанного количества, цитирую, было получено 120 мин.

Еще один замечательный пример – стратегический бомбардировщик, Ту-4, скопированный после войны Россией. Естественно, с такими подробностями, что копировали с американского Б-29 полностью, включая отверстия в панели управления под банку с Кока-колой. Единственная проблема, как я уже сказала, что стратегический бомбардировщик был скопирован после войны, когда была взорвана ядерная бомба, то есть было необходимо найти для нее носитель.

Возникает вопрос: как же Сталин, который превратил всю страну в фабрику по производству оружия, почему же у него не было стратегических бомбардировщиков? Ответ заключается в том, что стратегический бомбардировщик – это оружие возмездия. Вот, если на тебя напали, то ты тогда летишь в тыл своему противнику и бомбишь заводы, на которых производится оружие, с которым на тебя напали. А если ты нападаешь и хочешь захватить заводы, на которых производится оружие, чтобы потом нападать еще и еще, то, конечно, стратегические бомбардировщики тебе не нужны, поэтому вместо стратегических бомбардировщиков у Сталина были самолеты типа Ил-2, самолеты, предназначенные не для воздушных боев, а для уничтожения противника на земле. Да, собственно, и советских летчиков учили наносить удары по наземным целям, а не воздушным боям.

Вот, с легкой руки Суворова бросается в глаза вот это – наступательный характер вооружений, которые имел Сталин. Но есть еще более страшная вещь. Первая мировая война была позиционной войной с фронтами, которые нельзя прорвать. И Сталин готовился прорывать фронты. Фронты можно облететь, фронты можно обойти на танке, еще их можно завалить телами.

Есть такая уникальная битва в мировой истории при Изандлване 22 января 1879 года. Это битва, в которой воины-зулусы, вооруженные копьями и дубинками, побили английскую армию. Почему? Потому что у англичан кончились патроны.

Почему не прорывались фронты в Первую мировую? Потому что ни одно правительство не могло позволить себе потерять 10 или 100 тысяч человек в атаке. Сталин создал такой строй, который это позволял. В этом смысле, действительно, Сталин – это уникальное явление в человеческой истории, потому что все полководцы выигрывали битвы с теми армиями, которые у них есть, и нуждались в талантливых военачальниках. И только Сталин и, пожалуй, еще Цинь Шихуанди, основатель империи Цинь, они создавали страну, которая создаст армию, которая позволит выигрывать битву при любом полководце.

Собственно, вот эта замечательная фраза «трупами завалили», которую Сталин сказал Жукову и которую Жуков вычеркнул из воспоминаний своих последующих, эту фразу Жуков сам говорил Эйзенхауэру, когда на вопрос его «Как вы проводите атаку по минному полю?» Жуков ответил «Подходя к минному полю, наша пехота проводит атаку так, как будто этого поля нет». Как это выглядело с точки зрения немецких наблюдателей? «До самого конца войны русские, не обращая внимания на потери, бросали пехоту в атаку в почти сомкнутых строях», - это генерал Меллентин.

«Атаки русских проходят, как правило, по раз и навсегда заданной схеме, большими людскими массами, повторяются по несколько раз без всяких изменений», - это немецкая разведка в 1942 году.

«Большие плотные массы людей маршировали по минным полям. Люди в гражданском и бойцы штрафных батальонов двигались вперед как автоматы, бреши в их рядах появлялись, когда кого-нибудь убивало или ранило взрывом мины. Это было жутко, невероятно бесчеловечно. Ни один из наших солдат не стал бы двигаться вперед», - это уже немецкий офицер о боях под Киевом. Это описание немцев.

Описание с русской стороны, я уже цитировала воспоминания Николая Никулина, членкора Российской академии художеств, который в 1941 году воевал под Ленинградом. Вот это его описание геологических слоев трупов, павших в боях у станции Погостье: «У самой земли лежали убитые в летнем обмундировании, в гимнастерках и ботинках. Над ними рядами громоздились морские пехотинцы в бушлатах и широких черных брюках. Выше – сибиряки в полушубках и валенках, еще выше – политбойцы в ватниках и тряпичных шапках, на них – тела в шинелях и маскхалатах». Это не значит, что с той стороны были такие же геологические завалы. Потому что когда Николай Никулин встретился после войны с человеком, воевавшим с той стороны, то оказалось, что тот спокойно просидел, ну, более или менее спокойно всю зиму в землянке. Ну да, пришел к ним один раз молоденький лейтенантик, попытался вести наступление, вскочил на бруствер, крикнул «За родину, за фюрера», получил пулю и никто в наступление не пошел.

Собственно, важно понять, что эта тактика не менялась. Вот, что делал Жуков под Ельней в августе 1941 года? Бросал пехоту на штурм врытых в землю танков и минных полей. Что делал Жуков подо Ржевом? 15 месяцев бросал дивизию за дивизией на штурм укрепленных немецких позиций. Потери войск превысили 2 миллиона человек, вдвое превзойдя потери в Сталинградской битве. Но так как успеха добиться не удалось, то битва подо Ржевом, самая кровопролитная битва за всю историю человечества фактически вычеркнута из истории нашей войны.

Самое удивительное, что ничего не изменилось и тогда, когда Красная армия начала наступать. В 1944 году потери составили 6,5 миллионов солдат и офицеров убитыми и ранеными, то есть, цитирую Бешанова по книге «1944-й – «победный», «как и в предыдущие годы действующая армия была израсходована почти на 100%». Даже в 1945 году при взятии Берлина ежесуточные потери Красной армии составляли по 15 тысяч человек в день. Это были самые большие потери за войну, то есть со времени Ржева ничего не изменилось.

Теперь самый страшный вопрос: когда появилась эта стратегия? 30 ноября 1939 года начинается зимняя война с Финляндией. В ней безвозвратно потрачено 129 тысяч человек. Очень много спорят, была эта война поражением или победой Сталина. Но самое важное – это как он отнесся к этой войне. А он отнесся к этой войне так, что он назначил маршала Тимошенко, который ею командовал, наркомом обороны вместо Ворошилова и произошло это 8 мая 1940 года.

Что значится на мобилизационном плане Красной армии на 1941-й год? Цитирую: «Потребность на покрытие предположительных потерь на год войны в младшем начальствующем составе и рядовом составе, рассчитано исходя из стопроцентного обновления армии». Кстати, когда мобилизационный план подписан? 18 мая 1940 года. Учитывая, что в нем указывается цифра «7 миллионов 850 человек» до начала войны, мобилизации, то если мы, исходя из стопроцентного обновления умножим эти 7 миллионов 850 тысяч на 4 года войны, то окажется, что даже экономия произошла. Сталин планировал потерять именно солдат больше, чем потерял.

То есть надо понимать, что когда Сталин загонял людей в колхозы и ГУЛАГ, это было не только для того, чтобы отобрать у крестьянина хлеб, который отдавали Кану. Не только для того, чтобы посадить его на трактор, с которого легко пересесть на танк. Это было для того, чтобы сделать из гражданина раба, исходя из стопроцентного обновления армии.

Третье. Армия рабов предусматривает особую командную структуру. Так принято было во всех остальных армиях мира, что военачальник командует своими войсками, если надо, впереди. Когда Александр Македонский в битве при Гидаспе он был, он переправлялся впереди войска. Или, там, Наполеон на Аркольском мосту. А, вот, 311-я дивизия, Николай Никулин, та же самая деревня Погостье. Никулин видит ее командира. Цитирую: «Я заглянул в щель сквозь приоткрытую обмерзлую плащ-палатку, заменявшую дверь, и увидел при свете коптилки пьяного генерала, распаренного в расстегнутой гимнастерке. На столе стояла бутыль с водкой, лежала всякая снедь, рядом высились кучи пряников, у стола сидела полуголая и тоже пьяная баба». Штатная численность дивизии стрелковой в 1941 году – 14 тысяч человек. 311-я дивизия, которой командовал этот замечательный генерал, потеряла убитыми 60 тысяч, пропустила через себя 200 тысяч.

Никулин вспоминает, что в пехотных дивизиях уже в 1941-42 году сложился костяк снабженцев, медиков, контрразведчиков, штабистов и тому подобных людей, образовавших механизм приема пополнения и отправки его в бой на смерть.

Вот тут я возражу Никулину, что этот костяк сложился раньше, не в 1941-м. Он сложился еще в 30-х. И костяк такого рода не мог сложиться в армии Александра Македонского, в армии Кутузова и даже в армии Гудериана. Или Эйзенхауэра.

Вот, возьмем, допустим, битву за Гуадалканал, другая битва Второй мировой войны, самая страшная на истощение битва между японцами и американцами на Соломоновых островах. Это американо-японский Ржев. Если мы посмотрим на фото, мы увидим там японские трупы, устилающие поле как подо Ржевом. Только там среди этих трупов был генерал-майор Юмио Насу, убит 25 октября 1942 года, когда лично вел свои войска в наступление.

Генерал-лейтенант Масао Маруяма не был убит, но он лично вел свои войска через джунгли в атаку на взлетное поле Хендерсона. В это время другой японский генерал Тадаши Сумиёши шел вдоль берега с запада. Вот это одна из самых страшных вещей, которая происходит, когда ты начинаешь читать другие части Второй мировой войны.

Мы привыкли думать, что, вот, мол, была битва при Гидаспе, но это было давно, 2 тысячи лет назад. А теперь есть штаб и есть передовая. И вдруг, когда читаешь историю других фронтов Второй мировой, понимаешь, что там было не так. Да, конечно, ну, не Гидасп, но ни одна другая армия этой войны не была устроена таким образом, пушечное мясо и твердый костяк, посылавший его на убой.

Вот, в воспоминаниях Гудериана есть такая фраза, что... Он спорит с другим генералом: «Особенно был недоволен Бек уставными требованиями, написанными Гудерианом, что командиры всех степеней обязаны находиться впереди своих войск. «Как же они будут руководить боем?» - говорил он, не имея ни стола с картами, ни телефона?» То, что командир дивизии может выдвинуться вперед настолько, что будет находиться там, где его войска вступили в соприкосновении с противником, было свыше его понимания». Это была доктрина Гудериана.

Нам говорят, Сталин только защищался. Проблема заключается в следующем. Если во внутренней политике вся политика Сталина с 1927 года направлена на создание наступательного оружия и армии рабов, то внешняя направлена на создание конфликтов, которые позволят убить чужим ножом и грабить во время пожара. При этом Сталин располагал гигантским ресурсом западных коммунистов, их попутчиков, полезных идиотов. Сталин прекрасно знает о реваншистских мечтах в Германии, но он тренирует немецких офицеров. Собственно, самим своим приходом к власти Гитлер обязан Сталину: на выборах 6 ноября 1932 года Гитлер получает 33% голосов, а социал-демократы и коммунисты вместе получили 37%. То есть если бы коммунисты вступили в коалицию с социал-демократами, Гитлер не пришел бы к власти и реванша бы не случилось.

Проблема заключается в том, что еще до 1939 года Сталин пытался развивать войну как минимум в двух местах – в Испании в 1936-м и в Чехословакии в 1938-м, и оба раза делал совершенно одно и то же. Он вел свою политику так, оба раза через Пятую колонну в лице Коминтерна и полезных идиотов, чтобы Франция и Англия объявили войну Гитлеру, а Сталин оказался в стороне.

Намерения Сталина были вполне понятны, были выражены им самим в речи на заседании Политбюро от 19 августа 1939 года. «В интересах СССР, родины и трудящихся, чтобы война разразилась между Рейхом и капиталистическим англо-французским блоком. Нужно сделать все, чтобы эта война длилась как можно дольше в целях изнурения двух сторон». Когда не получилось, 23 августа был заключен пакт Молотова-Риббентропа, через неделю началась Вторая мировая. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». Следует понимать, что не Гитлер начинает Вторую мировую – ее начинают союзники Гитлер и Сталин. Гитлер вторгается 1 сентября в Польшу и объявляет войну, а Сталин входит без объявления войны 17 сентября, и Англия и Франция не объявляют ему войну в надежде, что когда-нибудь он вонзит нож в спину Гитлера. То есть Сталин гораздо умнее. И в те 2 года, которые Сталин и Гитлер совместно ведут Вторую мировую войну, Сталин оккупирует территории с населением в 23 миллиона человек, получая общую границу с Германией. Вопрос: если Сталин собирался защищаться, зачем он создавал общую границу со страной, которая может на него напасть?

Когда в это время Сталин планирует напасть и на кого? Я всем рекомендую замечательную статью Марка Солонина «Три плана товарища Сталина», потому что понятно, что у Сталина не было единого плана, там, с 1925 года, как начинать войну за мировое господство, и, естественно, все менялось в соответственно с обстановкой.

Первое, что показывает Солонин, что зимой 1939 года существовал план войны против Англии в союзе с Гитлером, вплоть до ударов по Индии. Видимо, этот план существовал на случай, если Германия окажется слабой стороной, чьего краха нельзя допустить. Этот план рухнул в мае 1940-го. После блицкрига по Франции стало ясно, что Германии помощь не нужна. Кстати, косвенным доказательством существования этого плана, на мой взгляд, является Катынский расстрел. Потому что по Катынским расстрелам решение было принято 5 марта, расстрелы закончились в конце апреля, а блицкриг во Франции 10 мая – 22 июня. Это было одно из самых слабых мест Сталина – он никогда не думал, что что-нибудь пойдет не по нему.

Второй план, очень много его следов, это, действительно, план начать войну в 1942 году, о котором очень много говорят наши историки, потому что, действительно, те темпы развертывания и формирования корпусов, которые мы наблюдаем зимой 1941 года, это война на 1942-й год. Сталин думает, что он может ждать, потому что он держит Гитлера за яйца и нависает над румынской нефтью.

Третий план принимается по Солонину после 6 апреля 1941 года. Это очень важный момент. Что происходит в это время? В Югославии происходит переворот, новое правительство обращается за поддержкой к СССР. 3 апреля югославская делегация прилетает в Москву, 6 апреля подписан договор о взаимопомощи и в ту же ночь Гитлер вторгается в Югославию. Видимо, это переломный момент, после которого Сталин понимает, что война, все-таки, должна произойти в этом году.

И, наконец, у Солонина есть предположение, что в самый последний момент, уже в июне, когда обе армии развертывались, потому что, естественно, развертывались обе армии, они наблюдали за собой и друг другом, был принят четвертый план, который, Солонин предполагает, мог быть введен в действие с 23 июня. Казалось бы, это невероятно, что Гитлер опередил Сталина на один только день. Но если учесть, что в современных войнах, когда масштабы мобилизации скрыть нельзя, нападение, действительно, происходит более или менее одновременно... Там, та же война 1967 года Израиля. Израиль ударил первым, ну, потому что он видел, что арабы собираются.

Это вполне возможно, особенно если учесть... Тогда становится ясным очень странное поведение Сталина, когда он 22 июня отказывается верить в то, что немцы, действительно, наносят удары. Потому что если мы можем судить по другим войнам, война, конечно, должна была начаться с провокации, с утверждения, что это Гитлер напал.

Кстати, поразительно, что, несмотря на упреждающий удар Гитлера, Сталин не счел нужным отказываться от остальных частей наступательной операции. В частности, 25 июня он начинает войну с Финляндией. Видимо, он считает... Он знает, каким подавляющим техническим преимуществом обладает Красная армия, он начинает войну по классической схеме. Сначала Советский Союз заявляет, что Финляндия на него напала, потом самолеты наносят удар по финским войскам.

Ход этой войны прекрасно описан у Солонина. Еще поразительней другая война, против Ирана, которая начинается 25 августа 1941 года. Это совершенно невероятно. В тот момент, когда немцы рвутся к Москве, Сталин не думает прекращать разработку наступательной операции против Ирана, начатой в июне (разработки).

По состоянию на 22 июня на западной границе Красная армия имела невиданную мощь, 12 с лишним тысяч танков, свыше 10 тысяч самолетов, около 60 тысяч орудий и минометов, и ей противостояли 3600 танков и 2500 самолетов Вермахта. И к концу сентября Красная армия потеряла все эти танки и самолеты, и даже больше, и 3,8 миллионов единиц стрелкового оружия. Это было тем более поразительно, что некоторые виды этого оружия превосходили противника во много раз, в частности, тяжелый танк КВ, если он, конечно, ходил и стрелял, тогда, когда он ходил и стрелял, был способен уничтожить абсолютно все немецкие танки тогдашние. И есть многократные описания немцев о том, как они встречались с этим танком, в частности, генерала Рейнгардта, о том, как танк втаптывал все, включая 150-миллиметровую гаубицу.

Есть описание боя танка КВ, который вел лейтенант Зиновий Колобанов против колонны из 40 немецких танков. Он подбил 22 и уполз невредимым, получив 156 прямых попаданий. То есть танк КВ вел себя на поле боя с частями Вермахта точно так же, как он вел бы себя, ну, скажем, на поле боя при уже упомянутом Гидаспе.

Если учесть, что только КВ было 265 единиц, то получается, что только танки КВ могли уничтожить все танки Вермахта без какого-то ущерба для себя.

Произошел тогда невиданный разгром. Есть 2 главных объяснения того, как это произошло, Суворова и Солонина, которые дополняют друг друга. В целом, они сводятся к тому, что... Вот, объяснение Суворова: «Армия была уничтожена именно потому, что готовилась к нападению. Она раскрылась для удара, аэродромы, придвинутые к границе на расстояние 8 километров, были разбомблены, снаряды, высыпанные на грунт, были захвачены». Немного дополню это объяснение тем, что... Вот, понятно, что, превосходя германскую армию во многом, Красная армия уж точно уступала ей в скорости развертывания.

И вообще есть общая историческая закономерность, которая гласит, что иногда гигантские армии более уязвимы, чем кажется, как это Луций Лукулл при Тигранакерте разбил гигантскую армию, которая за несколько часов перед этим хвасталась, как она будет делить римлян.

Количество – это само по себе качество. Эта знаменитая фраза не случайно приписывается Сталину. Она совершенно справедлива. Но иногда количество превращается в качество неожиданным способом, когда количество начинает бежать. Это как со стадом бизонов. Вот, стоит охотник и стреляет. И если стадо бизонов побежит на охотника, то охотника ничего не спасет. Но если они побегут прочь, то их ничто не остановит.

Очень важна была сама структура армии. Я уже говорила, что Сталин создавал армию смертников. Для этого штаб требовалось от смертников отделить. В первые же дни войны, соответственно, было страшное смятение, потому что была потеряна связь со штабом, что не могло быть у Гудериана, который, ну, так и пишет в своих воспоминаниях: «Я немедленно сел в свою машину и отправился к своим танкистам».

В России была обратная картина. Чекисты, нквдшники и командиры всех мастей драпали. Но, конечно, самая главная причина и того, и другого была великая ненависть народа к Сталину. Не было повода его защищать. В спину стреляли. Первые выстрелы войны, которые услышал в Ковеле полковник Федюнинский, были выстрелы украинских повстанцев, которые его обстреливали. Во Львове 24 июня комиссар 8-го мехкорпуса Попель констатирует, что по ним стреляют люди в красноармейской форме. Он, правда, их принимает за гитлеровских десантников, но проблема в том, что Гитлер никаких десантов никуда не выбрасывал.

То есть несомненно в войсках было достаточное количество фанатиков, готовых умереть для Сталина. Но еще больше в них было крестьян, которых Сталин ограбил. И даже если в них были те хозяева жизни, которые грабили зажиточных крестьян, то жертвовать собой ради Сталина эти ребята не собирались. В результате этого повального бегства даже те, кто были за Сталина, не могли оказывать сопротивления. Механику того, как это происходило, описывает Солонин очень хорошо.

Вот самолеты. Да? Они не погибали в бою, их не бомбили на мирно спящих аэродромах как это утверждает официальная наука и даже как это считал Виктор Суворов. Они просто в связи с отходом других войск получали приказ перелететь на тыловой аэродром, потом на другой тыловой аэродром, потом еще. После трети таких перелетов у самолетов не оставалось ни горючего, ни техников, летчики грузились на грузовики, уезжали.

Вот танки. Марк Солонин приводит потрясающие данные по танкам. 26 июня южнее Ровно 43-я танковая дивизия 19-го мехкорпуса вступает в бой. У нее есть 237 танков, а в атаку идет сводная танковая группа в составе двух танков КВ, два танка Т-34 и 75 танков Т-26. А куда делись остальные?

Вот, 37-я танковая дивизия. По состоянию на 22 июня в дивизии 316 танков, боевые потери – 0, а на 26 июня остался 221 танк.

Вот совершенно уникальная дивизия 3-я танковая, которая к 28 июня за 6 дней из 337 танков в дивизии осталось 255, а численность личного состава упала на 67%. Уникальность дивизии в том, что она стояла в глубоком тылу и передвигалась не от фронта, а к фронту. Кстати, медленней она это делала, чем движущийся в противоположном направлении ей танковый корпус Майнштейна.

Есть ли что-то, что Красная армия в это время не теряла? Ответ Солонина прекрасный: «Грузовики». Та самая 10-я танковая дивизия, в которой из 363 танков через 4 дня осталось 39. Вот, из 860 ее грузовиков за Днепр пришло 613 машин.

Вот, самое страшное заключается в том, что всё то оружие, которое было собрано ценой чудовищных потерь, чудовищных лишений русского народа, ради которого погибли не миллионы, а десятки, видимо, миллионов людей, все это пропало. Досталось немцам. И, вот, ответов на вопрос, что было причиной этого беспримерного бегства, может быть только два. Один, что весь российский народ превратился в трусов. Я должна сказать, что есть нации, которых их недруги часто называют трусливыми, тех же турок. Но я не помню, чтобы Наполеон или Карл Шведский, или имам Шамиль называли трусами российских солдат. А тут вот получалось, трусы драпали так, что немецкие войска продвигались по 14-20 километров в день, то есть фактически со скоростью, с которой идет пеший человек.

И одно объяснение, что все русские превратились в трусов. Другое объяснение заключается в том, что солдаты бросали оружие или переходили на сторону немцев, потому что ненавидели Сталина.

Это, ведь, очень такая, большая проблема. Ты превращаешь людей в стадо рабов, потом гонишь это стадо на врага. Великий психолог Сталин понимал, что стадо одолеет все, но проблема в том, что если стадо спугнуть, то оно не остановится.

Вот те, кто являются поклонниками Сталина, полагают, видимо, то, что Сталин был величайший человек в мировой истории, который с 1927 года готовился к оборонительной войне против нацистской Германии, но почему-то был не готов. Он готовился к войне ни в коем случае не наступательной, но при этом не думал, что Гитлер нападет.

Еще Сталин создал прекрасную армию техники, но вот народец ему попался паршивый, все сплошь садисты и предатели, которые только и норовили перебежать к врагу. То есть надо понимать, что тот, кто говорит, что Сталин – гений, тот говорит, что все 3 миллиона людей, которые стояли на границе, которые бросали самое лучшее в мире оружие, бежали, сдавались в плен, вот эти люди приравнивают весь русский народ к трусам, предателям и слабакам. Собственно, так поступил и сам Сталин, ведь, собственно, когда он учреждал заградотряды... Это невиданная история. Когда в российской истории были заградотряды? У нас в войне против шведов были заградотряды? У нас в войне против Наполеона были заградотряды? Как получилось, что нация нуждалась в заградотрядах? Вот, или мы считаем этих людей трусами и тогда Сталин – замечательный человек, только ему народец попался плохой, или мы считаем этих людей нормальными и тогда говорим, что у них не было причин сражаться за людоеда.

Я напомню, что летчики перелетали через фронт. Я напомню, что 600 тысяч «хиви» было добровольных помощников, беспримерное число людей, которые перешли от одного людоеда к другому людоеду не потому, что они считали Гитлера хорошим, а потому что они со Сталиным не могли смириться.

Ну хорошо, вы мне скажете, почему бежали, понятно. Почему остановились? 2 слова – эффективность насилия. Обычно, когда читаешь историю успеха, настоящего успеха Мао Цзэдуна или Хо Ши Мина, вот это бросается в глаза, эффективность насилия. Не было никакой добровольческой армии, которая отступала с Мао. Были комиссары, которые приходили к крестьянам и говорили «Мы знаем, что ваш сын убежал в лес, чтобы не вступать в армию. Так вот если он не вернется и не вступит, вы сдохнете с голоду». И комиссары эти выслеживали этих крестьян, когда сыну в лес понесут еду, потому что у них, комиссаров тоже мотивация была шкурная: их расстреливали, если они не приведут рекрутов. И не было никакой особой любви в южновьетнамских селах к вьетконговцам. Просто было известно: сдашь вьетконговца – вырежут всю семью с дикой жестокостью.

Вот, и Мао, и Хо Ши Мин были, конечно, лишь учениками Сталина. Что делал Сталин? Первое. Была объявлена политика выжженной земли – уничтожить русских, чтобы уничтожить немцев. 29 июня 1941 года великий и мудрый товарищ Сталин приказал не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего, то есть 40 миллионов населения, оставшегося под немцами, обречено было тем самым на голодную смерть, если б был выполнен этот приказ. 28 сентября 1941 года Жуков разъясняет всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны. 17 ноября знаменитая директива, во исполнение которой, собственно, Зоя Космодемьянская и поджигала крестьянские избы, цитирую: «Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии в 40-60 километров в глубину от переднего края и на 20-30 километров вправо от дорог».

Потом эта политика выжженной земли была заменена другой, партизанским террором. «Всех нужно поднимать, хотят или не хотят», – это слова Сталина на совещании по партизанам в сентябре 1942 года. Следует понимать, что сталинские партизаны были не партизаны, это были диверсанты. У нас мало, к сожалению, книг по советским партизанам. Довольно уже давно Александр Гогун написал блестящую книгу «Сталинские коммандос», которая, в общем, представляет удивительное чтение, потому что ты там видишь эволюцию того, что с ними происходило. Вначале это были диверсанты, которые делали 2 вещи – или они сразу сдавались немцам... Книга Гогуна, в основном, об Украине. Были случаи даже, когда они настолько не хотели сражаться, что их приходилось расстреливать прямо в самолете. Либо начинали терроризировать крестьян.

Вот, удивительные воспоминания того времени. Андрей Сермуль – это воевал в Крыму человек. Он рассказывает, как они обстреляли группу немцев, охранявших военнопленных, цитирую, «и вдруг с удивлением видим, что вместо того, чтобы залечь или к нам бежать, они (то есть военнопленные) со своими охранниками разбегаются».

Вот другая цитата, из Михаила Наумова (тоже партизанский вожак): «Приходилось использовать принудительную мобилизацию в партизаны, угрожая расстрелом».

Собственно, конечно, была еще и третья функция тогда у партизан, которую сейчас с успехом применяют палестинцы: устроить что-то рядом с деревней, чтобы потом гитлеровцы пришли и уничтожили деревню.

И вот поразительно в книге Гогуна видишь, как сначала машина сбоила, потому что партизаны либо сдавались, либо их сдавали, а потом как она, чихая, завелась и поехала, потому что отряд приходит в деревню и любой человек, которого они поймали призывного возраста, либо уходит в лес с партизанами под угрозой расстрела, или его расстреливают, или в деревне устраивается что-нибудь такое, что потом гитлеровцы придут и по подозрению расстреляют.

Вот, еще раз, это был сплошной террор в собственном тылу против собственного населения и он возымел прекрасное действие. Ну и, конечно, если в тылу занимаетесь террорами, то как же это выглядит на фронте? Ну, на фронте это выглядит как заградотряды.

Я еще раз говорю, что это абсолютно невиданное в истории явление. И вот это важно понять, что та фраза «Количество – это тоже вид качества», она, наконец, сработала. Огромное количество ненавидящих тебя людей при нападении начинают бежать. Но когда вражеское нападение выдохнется, когда сзади построятся заградотряды, то эта фраза начинает работать. Вот, мне кажется, это самое важное – понимать, что потери там под Ельней, подо Ржевом, вот, стопроцентное обновление в армии в 1944 году – это не вынужденные события, это не следствие бездарности Жукова, это не тактическая импровизация. Это стратегия, которая заключалась в том, что Россию надо было потратить, чтобы завоевать весь мир.

Как там говорил Астафьев? Сталин – это великий погубитель народа русского. И, действительно, да, эта система не могла не выиграть войну. Была масса привходящих обстоятельств. Было то, что Гитлер был, действительно, чудовищем. Было то, что какая-то часть населения, которая осталась под немцами, там, к 1943 году решила, что хрен редьки не слаще. Было патриотическое воодушевление бесспорно. Но прежде всего со стороны Сталина, заметим, это был четкий расчет потратить армию, исходя из стопроцентного обновления каждый год войны. Потому что если вы представите себе, какой приз имел Сталин... Ведь, перед ним вся Европа, миллионы и миллионы новых людей, которых можно поставить к станку и загнать в лагеря. Ну, что ж жалеть этих несчастных русских-то?

Другое дело, что получилось, что Сталин не достиг своей цели. Он не покорил всю Европу, он покорил только половину Европы. Он, видимо, рассматривал это как поражение. Известно, что он как раз не принимал участия в парадах и не праздновал 9 мая в отличие от наших нынешних.

Но важно, мне кажется, понимать эти 2 вещи. Первое. Сталин сжег Россию, чтобы завоевать мир. Мир не завоевал, а Россию спалил дотла. Сталин организовал не победу во Второй мировой войне, а он организовал всю Вторую мировую войну, причем эту Вторую мировую войну он, с его точки зрения, проиграл.

Честно говоря, я, как ни странно, не большой охотник копаться в прошлом. Вот, все, что я говорю, можно было бы и не говорить. Вот, например, китайцы – они поступают по-другому. Они прекрасно знают, что такое Мао. Они дали зарок себе (партия), что этого не повторится. Ну, публично они Мао не критикуют, хотя, в Китае постоянно появляются книжки о том, что такое Мао, которые явно не могли быть написаны без, грубо говоря, сообщничества высших чинов китайской компартии – это там, прежде всего, неизвестный Мао Юн Чжан.

Но так получилось, что наша страна, все-таки, уже стала это обсуждать. И теперь это не обсуждать нельзя, потому что альтернативная вещь – это вот то, что делают сейчас из победы люди, которые, слава богу, на Сталина ничуть не похожи, потому что, все-таки, Сталин мечтал владеть всем миром. А эти всего лишь мечтают экспортировать на Запад нефть и импортировать оттуда все остальное, и счастливо жить на это. И это совсем другая история. Сталин – это был, действительно, визит Сатаны в Москву, визит Воланда, как писал Булгаков. Эти – ну, это даже смешно их... Смешно обсуждать.

Но тем не менее, так получилось, что мы уже ввязались в этот диалог. И не продолжать его невозможно. Прежде всего, потому что это наш долг перед теми людьми, которые пали. Конечно, можно закрыть глаза и сказать, что «вы знаете, они пали с именем Сталина на устах». Кстати, многие пали точно так же, как в Северной Корее, наверняка, многие любят Ким Чен Ира и падут с именем Ким Чен Ира на устах.

Но важно понимать, что те, которые называют Сталина гением, те, которые разоряются по поводу того, как он велик, они предают память десятков миллионов погибших в этой войне, они называют этих людей имплицитно трусами и предателями, потому что они бежали в 1941 году. Почему же они бежали, если Сталин был такой великий? Почему же для них понадобилось создавать заградотряды? Вот, это я прошу запомнить: либо мы отдаем должное российскому народу, который вынес эту невероятную вещь в XX веке, либо мы плюем на могилу российского народа, плюем на могилу нескольких десятков миллионов человек и называем Сталина гением.

Всего лучшего, до встречи через неделю.
聖人以心導耳目,小人以耳目導心。

Оффлайн Lyss

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 709
  • пора летать
Советская экономическая система
« Ответ #20 : 19 Май 2013, 13:11:54 »
в чем может быть прав пропагандон на зарплате?

Оффлайн Nomarch

  • Модератор
  • Hero Member
  • ***
  • Сообщений: 3 880
Советская экономическая система
« Ответ #21 : 19 Май 2013, 13:47:59 »
Это про Латынину или Пайдиева?
Ведь они одно и то же говорят в итоге.
А отчасти и ЕВ.
聖人以心導耳目,小人以耳目導心。

Оффлайн Lyss

  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 709
  • пора летать
Советская экономическая система
« Ответ #22 : 19 Май 2013, 14:37:34 »
про латынину

ЕВ и Пайдиев люди достойные

Оффлайн Jeka

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2 326
Советская экономическая система
« Ответ #23 : 19 Май 2013, 16:22:25 »
про латынину

ЕВ и Пайдиев люди достойные
только тема сталинизма для нее больная

Оффлайн grigory

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1 167
    • E-mail
Советская экономическая система
« Ответ #24 : 19 Май 2013, 18:29:19 »
К примеру, туризм как отрасль экономики не зависит от природных условий? Мсьё возьмётся организовать туриндустрию в Хибинах?

В Канаде за 3-5 тысяч долларов возят смотреть на полярных медведей.
Поездка на Северный Полюс стоит в райое 10 штук.
А вот на Южный - порядка 40.