Автор Тема: Мир с ароматом женщины. Глава 37 Выбирай смерть(в СИЗО)  (Прочитано 2003 раз)

Оффлайн МАРИНА

  • ...
  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 633
  • Марина Славянка
    • E-mail
 Искандер Бейбутов дни и ночи валялся на своём шконаре,
как называли там узкие двухъярусные кровати, и молчал,
напряжённо и неприязненно думая о своём недавнем прошлом.

Он убедил следствие в непричастности своих друзей к  его
воровской деятельности.
Если бы они знали правду, то не стали бы с ним дружить,
 а он не хотел оставаться один...
Надо было одеваться как они, питаться, как они...
Следователь вошел в его положение, всё понял,
но просил объяснения побега друзей Бейбутова.
На этот счет он его долго мурыжил.
Однако Искандер сумел убедить его в том, что друзья,
бывшие с ним неразлучными, просто испугались,
 что им не поверят, закроют тут, допросы начнутся...
Тем более, что они много шиковали на его деньги
 у всех на глазах. Кто ж им поверит, что они непричастны?

Следователь подсунул ему еще несколько дел по кражам,
которые к Бейбутову не имели никакого отношения,
нашлись даже свидетельницы, которым он якобы предлагал
на улице краденные кольца.
Искандер усмехнулся, ведь ни он,
 никто из его друзей не работали так грубо.
И попался он только потому,
что вызвал полицию сам женским голосом,
а потом избавился от телефона, разобрав
и выбросив его в мусоропровод.
Но он подписался под всеми делами,
 где нужно было следователю его участие,
потому что иначе могли бы дать условный срок,
 учитывая возраст и то, что судимость первая.

 Как ни странно, но от лицея была
получена очень хорошая характеристика, видимо,
все писали от большой радости, что избавились
от всех трех молодчиков сразу.
  И даже школа постаралась много написать подробно
о его трудолюбии, просили пожалеть сироту.

Так что пришлось принять на себя всё,
что подсунул со щедрой руки следователь.

Бейбутов сознательно выполнял волю Марины,
 ей хотелось, что б этот "гад и сволочь" сидел в тюрьме.

Сам же он так и не считал себя плохим.
Бульбаков крепко вбил в его мысли, что они "молодые волки",
"новое поколение этого мира".
 И что только преступным путём были созданы
все большие состояния после распада СССР.

А к тому же есь его род по линии деда
 Бен Чи гордился умением выполнить технически
невыполнимые  ддя других заказы на кражу,
убийства и т д
 
Но Марина и ее дочка...
Они пришли в его мир, и этот мир сделался другим,
 наполнился их нежным, ни с чем не сравнимым
 ароматом!
 Искандер пришёл к этой любви уже обременённым
 тяжестью гадостных дел.

Лёжа на тюремной шконке,
он сожалел о том, что они так не чисто работали с девочками
 в общежитии, нагло и беспечно...
В своей воровской жизни они были предельно осторожны, а с девчонками…
Это Бульбак внушил им, что девки из общаги - труха, блохи, которые не стоят того,
чтобы думать. Достаточно запугать,
да еще Нигер накладывал на них свою необычную гипнотическую печать, чтоб молчали.
Ну а как же с теми, кто мог слышать, притаившись за дверями?
Бейбутов понял, кто рассказал Марине.
 А ведь он и раньше чувствовал, откуда исходит внимательное наблюдение.
 И как только он не проработал этот момент?!..
Да что теперь!...Не изменишь прошлого.

После приговора суда Искандера перевели в "осужденку."   

-Ты кто по жизни, пацан?- сразу, когда он вошёл,
спросил его тощий зэк с измученным пропитым лицом.

- Искандер Бейбутов. Доброе утро.

-А ты не не выё..вайся передо мной, что оно для тебя доброе.
 Лучше скажи, кто по жизни ты. Обиженный?

-Нет. Мужик. Первоход.

Искандер уже знал, что "обиженные" на тюремном жаргоне
значит- "опущенные", ещё их называют "петухи", "военные",
"хромые.". угловые"
"Обиженка"- самая низшая каста заключенных -
к ним нельзя прикасаться, иначе можно самому пеейти в их касту.
Обиженных, прежде всего, используют для оральных
и анальных половых актов .
Им, бывает, выбивают передние зубы, для удобства орального
проникновения ,чтоб не царапали.
Выбивают, прикладывая к зубам домино, потом бьют
по нему миской... Издевательств  над ними придумали много.
 За людей они не считаются. Они - "запомоенные", "грязные",
даже дверь самостоятельно открыть не могут,
потому что не имеют права прикасаться к предметам, которых касаются "нормальные люди."

"Мужик"-простой работяга на зоне, каста,
подчиненная профессиональным ворам. их авторитетам.
 Он, Искандер, как мелкий воришка-первоход к тюремной
 воровской аристократии не принадлежит и может работать
 в лагере на промке, как большинство заключенных.

-Кидай свой рубероид на пальму,- зэк указал на верхнюю
шконку у окна и имел в виду матрас под словом "рубероид".

- Фамилия у тебя шибко грозная, пацан.

- Почему?

-Во неумеха, собственной фамилии не знает.
"Бейбут"- это кинжал, да ещё какой! Вкурил? А погремуха у тебя имеется?

- Нигер.

- Фонарь.Рома Фонарь. По какой статье?

- 158-ая, часть третья, три года общего режима.

- Моя же. По третьей ходке пять лет общего. Не бзди, пацан,
люди говорят, три года общака на одной ноге простоять можно.
Сашка Воробей  вона,- Фонарь показал на верхнюю шконку над собой,
где лежал совсем молоденький парнишка в очках,- так он
на шесть лет потянул за убийство. Сечёшь, какой у нас контенгент?

При этом Фонарь изобразил какое-то неприятное подобие смеха.
Смеется он невесело, как будто задыхается и кашляет,
 а взгляд -  мученический и злой.

-Закон-то, он резиновый.
И таких воробушков в мокрушники зачисляют,
срока им отвешивают до едрени матери. Система.
 А Захарыч, вот этот пузатый говнотёр,- Фонарь показал
на нижнюю шконку напротив себя.- он на червонец
по экономическому  потянул, с конфискацией.
 Два миллиона спи..л. Но это- лады, здесь он дольше проживет.
 Понервничает, просерется, брюхо раскидает, тоже дело.
 На воле-то у него бабла в жопе валом было, задыхался.
Теперь у него есть только шконка, раздышится налегке.

 После своего очередного невесёлого смеха Фонарь продолжил: 

-А сидеть надо тихо и здесь, и везде, братцы-голопятцы.
Урки на зоне будут братья ваши старшие.  Эй, отдыхающие!
Это и вам я говорю, господа воры и убивцы, - он приподнялся
и постучал кулаком по шконке молодого, который лежал
сверху.- Братья ваши старшие следят за соблюдением воровских законов,
понятий, значит. За это будете отстёгивать им в общак пол кабанчика,
то есть, посылки, если таковые будете получать и,
если что-то заработаете на промке-тоже не ждите,
чтоб Вас попросили отстегнуть на общак.
 Пупки, то есть, надзиратели, следят за соблюдением внутреннего распорядка
в лагере и здесь. Слушают все!- крикнул он, заметив, что Захарыч спит.

- Повторять не буду. Кто не всосал, тот по-другому на зоне всосет!

Захарыч сел, протер глаза кулаками и вылупился
в сторону здешнего воровского начальства,
 показывая готовность покорно внимать.

Сашка Воробей отвернулся к стенке и продолжал лежать.
 
-Да что за Сашку говорить, у него под носом скоро х... замаячит,
и место для него забронировано у параши по гроб жизни.
Последние деньки  этот дрыщ доживает, как человек.
Карцер, уважаемые первоходы, - это, особенно для вас,
неумех, живая могила. Пупкари, то есть, охрана наша,
 начальники, имеют такой вот ресурс для вашего всестороннего
воспитания. Лебезить перед ними, козлячить(стучать)- не советую.
Но и в отрицалово не кидайтесь. Уважайте порядки и здесь, и на зоне.
С пупками - вежливо, это пока всё.

Фонарь, в качестве смотрящего по камере,
 закончил первое "ознакомление" и замолчал,
 а потом захрапел потихоньку, растянувшись
на своей шконке у зарешеченного окошка.
 
Искандеру не понравилось сидеть на пальме, свесив ноги,
 и он перебросил свой матрас на нижнюю шконку.
Благо, в камере на 8 человек их,  сидельцев, было всего четверо.
Это им повезло.
 Бывают все камеры переполнены так, что спят по очереди,
или по двое на шконках. Воздух спёртый, смрадный, духота страшная,
все злые, кусачие, на нервах, вызверятся, выматерятся, бьют,
насилуют кого-то, и над всем этим смрадом дымным стоит постоянный,
 выматывающий психику, разноязычний злой говор и гудёшь…

Этого ещё первоходы здесь не знают, что они в рай попали. 
 
СИЗО(следственный изолятор) -жилище временное.
Такие пристанища уголовники прозвали "аквариумом",
наверное, потому, что люди в них обычно собираются самых разных "мастей":
 по чину, по статусу- от воровской аристократии до работяг-мужиков,
и даже "военных", которых сразу же отделяют в дальний угол, поближе к параше.
 Парашей теперь называют унитазы. Где-то, правда, бывают ещё прежние
параши в виде бочек обрезанных, за которыми ухаживают опущенные,
но, в осовном, они теперь чистят унитазы.
 
Все обитатели этой камеры, получив приговор суда, ждали этапирования,
то есть, перевозки к месту отбывания срока. Когда повезут-неизвестно,
 видимо, когда укомплектуют этап.
 Это может занять пару дней, а может, и пару месяцев.

 Антон Захарыч, которого называли тут  просто - Захарычем,
 всегда изо всех своих возможностей старался успокаивать сокамерников
и себя самого, приговаривая:

"Всё будет хорошо, всё будет хорошо".

А сам нервно ходил по хате (камере) или так же нервно ел пироги,
 которые на всю эту камеру пекла его жена. Пекла она такие знатные,
богатые пироги! Хотела порадовать, хотя бы этим, своего мужа и
 его товарищей по несчастью, может, и - чтобы задобрить
сокамерников Антошечки, по которому она все сдёзы выплакала,
 выпекая свои замечательные  пироги.
 И думала она, что 10 лет жизни рядом с настоящими ворами,
разбойниками, убийцами, маньяками - это намного страшнее
 даже смерти. А Тошечка ее, он такой добрый, незащищённый,
слабый и больной, и лет ему уже 65! Если даже он
чудом доживет, то каким он выползет из этой помойной ямы?!
Это конец!...
 Потому и так горько плакала по своему мужу, как по мёртвому.
Это будет для него не жизнь, а пытка,
и ведь будет это для неё незаживающей раной до конца её жизни.
Такими вот мыслями страдала она, снова и снова
стряпая пироги.  Но она тогда еще не понимала,
как люди привыкают ко всему.И живут.

 Сашка Воробей(Воробьёв он, по фамилии), был как и Бейбутов 18 лет от роду.
Закончив среднюю школу, он уже поступил было
в Московский физико-технологический институт.
Но радость в конце лета сменилась несчастьем:
 вместо учебы Сашка приземлился на шесть лет срока.
Но этот тоненький длинненький очкарик с чистыми наивными глазами
и такого хлипкого телосложения
меньше всего походил на убийцу.
Таких разве что самих убивают, да задирают по жизни.
Он говорил всем :
-Я никого не убивал!
Всех сидельцев зачем-то старался убедить в этом.
Но клеймо убийцы припечатала "система", а они и сами понимали,
что он не убивал никого и никогда.

- Ну, держись, молодняк,- припугивал обозленный на всех и вся Рома Фонарь,-
На зоне только таких, как вы, и ждут, свеженьких, молоденьких целочек.
Свои-то измочаленные вдрызг, ё...анные-переё...анные, ломаные все,
перебитые, хромые уже в реале на все четыре копыта.
 А как же без "девочек", если пособрали тыщи самцов в самой
 поре и заперли. Понимать надо: система.

Воробей от таких слов есть пироги прекращал, теряя аппетит,
и только хлопал ресницами, стряхивая слезы на щёки.

-Да...-Задумчиво пробурчал Захарыч. У нас в подъезде соседка
Танюшечка была такая... Хорошая.
Мы всем домом деньги собирали на её похороны.
 Она померла прошлой осенью. Кроме сына Лёнечки
 у неё ведь никого не было. А
 Ленька в 19 лет попал на зону. Она поехала к нему на свиданье.
Радостная такая поехала, продуктов полные сумки набрала...
Женщина она была еще молодая, красивенькая, полная сил.
А вернулась - слегла, как только до дому добралась.
Ключ запасной нам оставляла. Так жена моя стучит,
 звонит к ней день, другой - тихо у Танюшечки.
 Открыли запасным ключом, а она лежит, слезами залитая,
 и встать уже и не может.
Сказала, что Лёнечку опустили там, да так замучили,
что он не мог сидеть и трясся весь...Плакал, умолял спасти его.
 А что она могла?! Только от горя такого горького умереть.
 Её увезли с сердечным приступом, да не довезли.

-Ну, вот тебе и расклад,- откомментировал
 Рома холодным насмешливым тоном,- Какой же это мужик?
Говно, пидор вонючий. Переложил на мать свою беду,
хотел за маму спртаться и подставил ей деревянный макинтош.
Сдохни сам, а мать не тронь. Ну, баба, так по-бабски и воспитала.

-Нет, Рома, Танюшечка его хорошо воспитывала,
такой хороший мальчик был, красивый, чистенький,
 вежливый. Он книгии любил читать, и на одни пятёрки учился.
 
- Да пошёл ты на х..,дед, со своими пятёрками!- почему-то сильно
 вспылил Рома Фонарь. Видать, прошлые двойки отравили
его детство и до сих пор не выветрились.- Что ты буровишь
 мне про его пятёрки, гандон штопанный!

- Да погоди ты сердиться, Рома.
Лучше бы пацанов наших подучил, как им в лагере в такую же беду не попасть.
-Пошли на х... Каждому - своё.

- Рома, посмотри, новый пирог моя
Аринушка передала, ты такого не пробовал, кушай...
Они же совсем ещё дети, порядков ваших не знают...
Я не за себя прошу, я-то уже старый, никому не нужен там, а они...

-А х.. ты угадал, дед, - успокоился довольный Фонарь, жуя пирог,
заполнявший фруктовым ароматом всю камеру.- Заслужишь, и тебе
тоже очко порвут. Носки всем будешь стирать,
да так много стирать придется. что пальцы распухнут и полопаются.
 Там на возраст  не посмотрят. Спросят как с гада, если заслужишь.
 И вот этот  молчун там не отмолчится. Молчание подозрение вызывает...
 Чёрненький, молоденький, ладненький весь, кто-то только и мечтает
там о негритосочке. И твоя, дед, толстая бабская жопа найдет своего любителя,
на ней ведь морщин нет,- и он расхохотался своим обычным деланным смехом,
который оставлял лицо горестным и злым.

Теперь не только Бейбутов, но и все в камере надолго замолчали,
слышно было только как посапывает Сашка Воробей, похоже, - плачет,
да тихонько похрапывает и похрюкивает умиротворенный своей речью Фонарь.
   
Бейбутову принесли извещение о переводе Мариной денег
на его счет, которые он получит только после освобождения.
 А на кой они ему нужны. На воле у него и без того много денег припрятано в гараже.

-Дура,- вслух процедил Искандер и подумал:

"Уже устроилась, значит. И устроилась не так-то плохо, раз  деньги у нее есть."
Её денежный перевод означает только одно:
" Мы в расчёте, и отвали от меня раз и навсегда"

"А я уже и так отвалил, скоро еще дальше валить буду.Что ей до меня? Я - гад, сволочь."
Он опять улёгся на свою узенькую шконку на живот, лицом в подушку.
"Лучше б пожрать принесла на эти деньги. Обещала ведь меня накормить..."

-Сука!СССука!!! Ссука!!!-
закричал он и забился в истерике, чего с ним никогда не было.
Он бился лицом в подушку и кулаками
 колотил матрас:

-Сука-а-а!!!Сука-а-а!!!

Истерикой однако в этих местах никого не удивишь.
Все были на грани, не он один мучился.
Фонарь отвернулся к стенке.
Крики Бейбутова резанули его ножом по самому сердцу,
 он бы тоже так исступлённо заорал и забил бы матрас кулаками...
Да бесполезно все это, только душу рвать, а она и без того уже вся рваная...

Ромка первый срок отсидел в лёгкую.
 Его Люська, гражданская жена, приезжала на свиданку и
 регулярно от неё "прилетал жирный гусь", то есть, хорошие посылки.
 Освободился- встретила его, как героя своего любимого.
Новый костюм дорогой ему купила, ну, и всякое такое...
Тела своего, ласки сладенькие для него не жалела.
хоть до утра, никогда не отказывала,
хоть и на работе по две смены упахивалась.
 Кормила не хуже Захарыча жены.
Но что-то у него дела не заладились,
он приходил домой пьяный и злой.
Бил её сперва так, шутя, играючи,
для разрядки,  а потом - в кровь метелил ее сметным боем..
Ревновал по-пьяне. Люська была симпатичная, где она там
 пропадает на работе, с кем крутит, откуда знать.
Вот и учил ее верной быть.
И кулаком, и ремнем,
да и пёрышком пугал, иногда  кровь пускал, шрамы оставлял.

Вроде потом всё пошло путём в его делах, башли завелись хорошие.
Дальше - больше, но его опять повязали, подстрелили,
как птицу в полёте, не дали пожить,как люди живут.
 Но уж в этот раз Люська, как умерла: ни писем,
ни посылок от неё не было.
И на свиданку не ездила, и по телефону не отвечала. Ромка думал:
"Ничего, приеду-разберусь"

Отсидел, приехал, а она квартиру свою продала и куда-то уехала.
Пришлось ночевать в подвале.
 Отопление еще не подключили- там дубак ночью, да и жрать нечего.
Пошёл на дело. Казалось, свезло, хорошенькое дело,
всё пучком и бабла поднял много.
Одежду приличную купил.
В гостинице номер оплатил, пошёл в ресторан вольной еды хорошей наесться захотел впервые после зоны, официант уж и на стол блюда мечет....
А тут... менты, волки позорные!...
Ласты скрутили.
Хоть бы пожрать дали!!!

"М-М-М-М-М-М,- болезненно омычал Фонарь.

Искандер уснул под этот вой,
и всё спрашивал Марину в своём сне,
зачем она с ним это сделала?!
И чей-то знакомый голос ему тихо ответил:

- Она тебя остановила, сынок.

Искандер проснулся и открыл глаза.
Это Захарыч ему сказал.

-Кто?- удивился Бейбутов.

-Тюрьма, сынок, как и меня, остановила.
А ты почему не ешь наше угощение?
 Тут манты, котлеты Сашке мать принесла.
А моя- пироги, молоко, фрукты, орехи.
Ты ешь давай, сынок, потом уж не будет...
Искандер молчал.

- К тебе никто не ходит,сынок,  а у тебя есть сменка
 белья, зубная щётка?

-Нет.

-Слушай, а у меня есть новое всё про запас, мать
принесла,- вдруг вмешался в разговор от всего отрешённый
 Сашка Воробей.- Всё с этикетками даже, возьми треники,
носки, нижнее,
 вот футболку бери...

-Бери, сынок, не побрезгуй, а
 у меня есть новая запасая щетка, паста, безопаска, мыло,
мочалка и шлепанцы возьми, мне эти все равно не подходят,
жена другие мне принесла, а эти как раз
для тебя будут, - Захарыч руководил смешно
и уверенно.- Иди помойся,
переоденься и - к столу. Мы пока чайник вскипятим.
Устроим большой сабантуй, порадуемся сегодня, а завтра,
 как Бог даст. Авось и завтра всё будет хорошо.

Эта забота о сокамернике их самих немного согрела,
 и они расшевелились, ожили.

Искандер молча взял всё и пошел мыться.

 На помывку в душевые охранники водили раз в неделю,
а в умывальниках вода была холодная.
 И всё-таки Искандер хорошенько помылся весь, даже голову вымыл.

Вернулся к сокамерникам свежий, чистый.
Посмотрел он на Сашку Воробья, посмотрел...
и...кольнуло его что-то сильно.
 Ведь этот парень, и правда, никого не убивал, а пойдет
под срок не за своё.
 Сашке хуже всех. Бейбутов понимал, что успел столько наворовать,
убить, унизить, изнасиловать, пытать, ограбить покалечить...
что не на эти три года хватило
бы его преступлений. а  все их срока вместе взятые не покрыли бы...
Ну, что там наворовал Фонарь, что он вообще может? А Захарыч?
Разве такие деньги со своими друзьями наворовал он, Бейбутов?
Два года  "работали не покладая рук". Не только квартиры у них
были в "работе", и не в одном городе. Вот только бпнки они еще
не трогали...

А в отличие от них он получил всего три года.
Да и то, его физическая подготовка и выносливость...
И даже возможность сбежать, если очень захочется. Это совсем не то, что у них..
Но он сел за стол и ел.
Захарыч снял с него что-то очень тяжкое этим словом "сынок".
Его никто и никогда так не называл..
Он почувстврвал себя зелёным и глупым, как Сашка,
с той лишь разницей, что Сашка Воробей  чист как ангел..
Он чистым и погибнет, а Искандер - живучь и крепок...
Но было приятно поглдывать на этого Сашку,
который был так не похож на него свмого.

-Ешь, ешь, сынок, всё будет хорошо,-жалостливо
 говорил Захарыч, подкладывая ему лучшие куски.

Каждый день осужденных выводили на прогулку на крышу
на полтора часа. Никого не заставляли, здесь это было по желанию.
А с этой камеры не желал никто, у всех было подавленное
настроение, не до прогулок. Немножечко встряхнулись,
когда кормили Бейбутова, и снова все повесили носы,
все знали, что их могут внезапно выдернуть из этой камеры на этап.
А там... Все они только ели и ели, да валялись по шконкам
 со своими думами.

- Все встали пошли на прогулку,- громко сказал 
на следующий день Искандер, тоном, не допускающим возражений.

- Ты чё, рамсы попутал?- заорал  Фонарь, когда Искандер
вытаскивал его из-под одеяла.- По беспределу чешешь, сука?!...

Но Бейбутов усадил его.

- Давай, друг, надо подышать воздухом, на душе легче будет.

- Давайте, и правда, выйдем подышем, пойдём, а?
ведь хуже от этого не будет, - поддержал Бейбутова Захарыч.

Через полтора часа вернулись с прогулки уже бодрее,
аппетит нагуляли, сели за стол.

-Эх, жалька, выпить бы, расслабиться.

- А кто сказал, что нету. Вот,- Захарыч выставил на стол
"Колу "в фабричной упаковке.

- Да что...Ну, разливай хоть эту дрянь.
Захарыч бысренько разлил всю бутылку по кружкам.

-За здоровье!- провозгласил тост.
Все, конечно, хлебанули сразу помногу,
 От неожиданности, глаза у всех на лоб выскочили.
Коньяк был крепок и вкус у него был изумительным.
Потом уж пили бережно, растягивая наслаждение.
У всех на душе потеплело и Фонарь запел :

ХОЧУ...
До  чего  хочу  на  волю!
Чтобы  солнышко  с  небес,
Чтобы  в  белом,  чистом  поле
Вдалеке  виднелся  лес,

Самоцветами  играя,
В  ярких   солнечных  лучах,
Чтобы  небо  голубое
Отражалось  бы  в  глазах.


 - Эх, жаль гитары нет! Я бы так сбацал сейчас!!!- Фонарь
 смахнул спьяну набежавшую слезу, а потом яростно и весело,
,да громко так, заоихватски продолжил свою песню:

Чтобы  ветер  снежной  пылью
Мне  не  сильно  бил  в  лицо,
Чтобы  щеки  заалели,
Как  Пасхальное  яйцо !...

Чтоб  с  крутого  косогора 
Вниз  катиться  во  весь  дух,
Чтоб  от  этого  задора
Разлетался  снега  пух...

Ну,  а  после  вдоль  опушки,
Кромкой  леса,  неспеша,
Чтобы  ветром  и  свободой
Напиталась  бы  Душа.

И  домой  придя  под  вечер,
Скинуть  мокрое  с  себя,
И  красивым,  и  счастливым
Сесть  у  теплого  огня...

И  бокал  с  горячим  грогом.
И  в  окне  густой  закат....


Фонарь поперхнулся, допил свой коньяк и лег на шконку,
 отвернувшись к стене.

Все ошарашенно молчали.  Песня была так хороша!..
Первым очнулся Захарыч:

 - Спасибо тебе,
Роман, за такое исполнение! Даже не ожидал, что ты так умеешь петь!..
Послушай, а что это за песня? Ты знаешь, чья она?

- Знаю.Моя - музыка, а стихи Левантины,- буркнул Фонарь




 Через несколько часов он успокоился и взялся подучить
молодых относительно зоны всерьёз...

-Вот к примеру скажут тебе, Воробушек:
"ныряй головой в пол и руки не подставляй,
прямо со своей пальмы-в смертельный штопор в пол!"
 Скажут, прописка у них такая. Не хочешь нырять
головой в пол, тогда попей из унитаза,
после чего тебя опустят. Что ты выберешь, Сашка?

-Ничего не выберу. А разве такое предлагают?
-О, ещё как предлагают, так кроме этого я только
штук сто приколов знаю, а там ещё их штук 300,
 и новые придумывают.
 
- И что же делать? Пожаловаться надзирателям?- спросил Захарыч.
-Да упаси тебя Господь когда-нибудь стукануть!!!

- Ну, это я знаю. а как все-таки поступить?- спросил Сашка

- Думать надо.Всегда думать!
 Ты же можешь сыграть в ящик или свернуть шею.
Кому надо, чтобы всю хату потом прессовали?
Чтоб следователи допрашивали, срок добавили? Кому это надо?

- И значит, что ?

- Прыгай без промедленья. Всегда, когда прикол связан со смертью,
выбирай смерть! Они же тебя поймают,
тебе не дадут врезаться головой в пол.
Выбирай смерть! во всех ситуациях, когда выбирать либо смерть,
 либо жизнь у параши, выбирай смерть, запомни это, тогда еще,
может, и будешь жить...
Все приколы рассчитаны на смекалку. Соображай быстрей и не трусь.
 Трус-это баба. От вас, молодых, очень долго не отстанут...
К примеру пожилой зэк скажет:
"Сынок, кружку воды мне подай."
Что делать будешь?
-Подам, а чё?
-Чё-о, х.. через плечо! попал. Сворачивай тогда свой рубероид
и- в угол, будешь прислуживать
. А еще могут чистое полотенце тебе  под ноги"нечаянно" уронить.
Поднимешь? А правило такое по понятиям:
 Не ты ронял, не тебе поднимать. Еще и наступи обязательно, не обходи,
оно все равно теперь зашкваренное, покажи, что ты это понимаешь.
 Опытные зэки на помывку два куска мыла в баню берут,
 а то вдруг одно уронешь...
Фонарь смолк.

Искандер подошёл к шконке Сашки:

-Слезай давай! Тренироваться будем.

-Да бесполезно всё.

-Тренироваться будем три раза в день.
Плюс на прогулке. Буду давать задания для особых
тренировок психических. Вставай,  нет времени,
начнём прямо сейчас по-тихому,
а потом приемы покажу. Сашка, знай, если нас
на зоне не разлучат,
я встану за тебя.

-Ой, Санёк, не верь, никто там ни за кого не подпишется, за тебя,
хлипарь интеллигентный, -тем более, с твоей-то девичьей
рожей! -высказался Фонарь.-
 Каждый там- только за себя. А ему, Нигеру, свою жопу спасать
придется,
там  и единоборцев - чемпионов
обламывают. Видал я, как их в пресс-хату заводят...
и какими они выходят оттуда... Там та еще шерсть!
А бывает и так, что пупкарь говорит,
мол в 22.00 зайди в каптёрку. Ну, зайдёт молодой.
Что там было,никто ничего не знает, может ничего и не было.
 А утром дневальный объявляет, что он опущенный.
И всё. Вот нашего этого нигера заведут в петушатник,
 бывает такой отдельный барак для опущенных.
А он, что,знает, куда его завели и с кем закрыли?
Только после этого он замастился- опущенный.
Так что никто там не встанет за тебя. Это он бреханул,,
потому что никогда там не был, не знает.

Сашка Воробей спустился со шконки и сказал Бейбутову:


-Я тоже за тебя встану,- и протянул ему руку.

 Искандер заключил
 его белую нежную руку, с длинными, как у пианиста,
тонкими пальцами, в свою большую чёрную железную ладонь
 с наработанным ребром, которым можно рассечь любого сверху до низу.
(продолжение следует)

Марина Славянка