Автор Тема: Мир с ароматом женщины. Глава 39 Догони меня, кирпич!  (Прочитано 1725 раз)

Оффлайн МАРИНА

  • ...
  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 633
  • Марина Славянка
    • E-mail
Тренировка Бульбака и Чеса дала Искандеру Бейбутову хороший опыт.
Он приобрёл нормальную профессию.
 Хотя, передавая мастерство исполнителя особо трудных заказов-
на добычу информации, кражу, убийства - особо сложные  по технике,
 не доступные другим исполнителям,-передавая все это из поколения
в поколение, весь его род передавал с этим и оригинальные
техники обучения, особые тренерские подходы, приёмы, знания...

Так что в роли коуча Бейбутову не было цены.
 Это сразу бросилось в глаза его сокамерникам,
 смотревшим работу Искандера, как самый любопытный, захватывающий
 сериал с элементами фантастики.

Нарушив при подготовке Чеса и Бульбака заповедь предков:
"ЧУЖИМ-НЕЛЬЗЯ!"- Искандер пошёл дальше, к самым запретным глубинам
воинского искусства своих предков, не обращая внимание на
очумевшх зрителей.

Но тренеровать Бульбака и Чеса было куда проще.
Время на тренировки не ограничивалось, а теперь оно могло
быть совсем коротеньким. Невозможно было как следует планировать
 распределение нагрузок на организм и давать ему время привыкать
 к набранной высоте, к изменениям.
Спасала  только интуиция Искандера: он точно знал, что хотя бы
 три-четыре дня до объявления об этапировании у них есть, а после
 объявления еще не менее двух дней дадут.
 
Вот по таким отрезкам времени он и работал,
 в расчёте всего
на пять дней.
 Он старательно обмозговывал каждую из трех тренеровок в день,
 плюс - психическую, рассчитанную на время прогулки.
 И вынимал из памяти все -святая святых - самые фантастические
 по действенности приёмы защиты, атаки, встречи и ухода.
А это очень непросто - уйти от сражения, заставив противника
не поднять руку на тебя, заблокировать все его движения,
как бы поймать его в невидимую сеть - будь то нападающий один
 или их много, толпа...

Бульбак и Чес были физически сильными ребятами, и они горели,
 подходили к каждой тренировке с жаждой перенять то, что умел
 их друг.

А Сашку Воробьёва приходилось насильно поднимать на тренировки,
скидывая со шконки. Но Искандер не мог отступить,
 как не мог бы альпенист в опасный момент обрезать канат,
 отправляя товарища, шедшего в одной связке с ним, лететь в пропасть!

 Сашка  был уверен, что всё это Бейбутов затеял зря.
 В тайне от всех мыслил он только о самоубийстве...
 Дать высочайшую технику боя было крайне сложно такому товарищу...
 В бой не идут с таким настроем.
А это же самый сложнейший в мире бой - с самим собой.
Победить необходимо свою лень, трусость, дурость...
Победитель всегда начинается с мысли о победе,
 а не о поражении...

Победную мысль не удавалось внедрить в сознание Сашке! 
Конечно, оплакивать свою несчастную судьбу легче,
чем бороться за жизнь, удерживаясь на ее опасных виражах,
когда ты серьёзно болен, постарел, ослабел совсем
или попал ещё в какое-то страшное дерьмо...
Спектр опасных точек, неожиданно  выскочивших даже на очень
 спокойной линии судьбы - этот спектр испытаний может быть
у каждого безмерно велик...

-Что ж теперь, лапки кверху, как потравленный таракан?
Но ты же - человек! Разве не интересно узнать самого себя,
 свои возможности?- говорил Искандер.

Но говорить было бесполезно, он подчинялся только силе
 своего тренера. Его надо было брать за шкварник,
класть на пол и заставить отжиматься. Не будет-толкать
к полу и тянуть за волосы.
Всё это было бы смешно, когда бы не ужасная действительность,
 подвесившая Сашку над пропастью, возможность его падения вниз,
 стоит только перерезать канат, связавший его с Бейбутовым.

 Сашка никогда, даже в детстве, ни с кем не дрался.
 Он совсем не мог  ударить кого-либо.
Даже цветок сорвать не мог, о мухе, чтобы ее прихлопнуть,
 и речи быть не могло.

-А цветок-то почему сорвать не можешь?- спросил его Захарыч,
 когда Сашка признался во всём этом Бейбутову.
Ведь все разговоры между Бейбутовым и Воробьём происходили
при сокамерниках. Они с большим интересом слушали и бросали реплики.
Приходилось отвечать всем, чтоб никого не обидеть.

-Потому что, хотя у цветка и короткая жизнь, на наш взгляд,
 но для него это вся жизнь, вся его радость
и счастье в этой его цветочной жизни. Люди по -страшному издеваются над цветами,
 постоянно приносят их в жертву кому-нибудь, наслаждаются
 запахом их смерти. Хотя уже известно, что запах умирающего цветка
 вреден для здоровья человека.
Короче, если его жизнь зависит от меня, я не сорву и не наступлю.
 Пусть  проживет свою жизнь.

- Так он не чувствует ни хрена, какая ему разница? - вмешался Фонарь
в разговор, брезгливо слушая весь этот "бред" про жизнь цветка.

-Это уже не моё дело, я - не цветок, что он чувствует
и как -я не знаю, в его "шкуре" не был, чтобы судить об этом.

Слушая рассуждения Сашки Бейбутов думал:
"Да ты и есть сам, как цветок...
Тут никакая гипнотическая сила не поможет,
 слишком глубоко в тебе этот цветочек...
Фонарь говорит, что опущенных на зоне называют
маргаритками, то есть цветами...."

-Хватит болтать!!!- резко перебил его
Искандер.- Ты уже отдохнул, вставай, продолжаем тренировку!
 Мы не закончили второй блок.

Да, слабенькое тощее тело без мускул у этого Сашки,
 и впрямь- цветочный стебелёк, и мордашка,
как говорит Фонарь,- девичья.
Чес тоже очень красивый, но у него мужская красота лица.
 И косточки у Сашки тоненькие, как у девочки,
и плечи он держит, как тряпичные...

-Работай! Работай!- подгонял он  этого женоподобного Сашку.
Бедняге туго приходилось, но Бейбутов внимательно следил,
 чтобы тренировки не приносили пареньку вреда.
Все, что было в камере, служило  тренажорами.
Лежа на спине, на верхней шконе, надо было ногами стаоаться
поднять...потолок.
И это напряжение ног и спины фиксировать определенное
Бейбутовым время. Или приседать, стоя одной ногой на
нижней шконке, другой ногой- на другой шконке, сначала держась,
 а потом - не держась...

Упражнений было много. хотя и не было у них спортзала.
Открывали форточку, чтоб хоть воздух был.
Большой радостью было, что им передали резиновый мяч.
Колотя мяч об стенку, можно было отрабатывать скорость поворотов,
 скачков и других движений, чтобы успеть проделать их
за столь малое время возвращения мяча от стены,
 не потерять его при этом, поймать.
И потерь становилось всё меньше. При всевозможных упражнениях
потеря равновесия была самой значительной у Сашки.
Работали и работали.
Другой очень нужный инструментарий передала жена Захарыча.
В двухлитровой банке грушевого джема она передала скакалку!
 Потом уже легче передавать было маленькие приспособления
для тренировки пальцев, кулаков и так далее...

В это время Бейбутов уже вовсю обучал Сашку приемам, простым,
 легко выполняемым пока, но действенным и мало известным...
Вот тут уже прикололись к тренеровкам и Фонарь, и толстый Захарыч.
 Они оба уже устали наблюдать.
- Тело просится в полёт!"- возопил Фонарь и тоже начал
бомбить мяч, как учил Бейбутов.
Вслед за ним не выдержал покоя Захарыч, и пристроился четвёртым
приседать на шконках.

Они были не столь активны, быстро уходили отдыхать,

а вот Сашку на отдых отпустить мог только Бейбутов,
который точно чувствлвал момент, необходимый на снижение или снятий нагрузок.
Через две недели Сашка сильно изменился внешне...
Быстро набиралась шея, плечи больше не висели тряпками.
В его походке, осанке, в том, как он забирался на шконку
или спрыгивал с нее все было другое, как будто это другой человек.
Появилась сила, лёгкость и точность движений.
- Дай-ка мне краба,- протягивал Сашке руку
Бейбутов.- Сожми, расслабь...

 У Сашки крепчала рука.
Искандер держал её в своей руке, вслушиваясь в Сашкин организм.

- Все идет хорошо, ещё хотя бы две недели надо,-говорил
он каждый раз, наблюдая Сашку через руку.
Дано судьбой было два месяца!- 9 недель.

 Фонарь, наблюдая за самоотверженной работой Бейбутова,
 тоже взялся тренировать Сашку со всей серьёзностью,
 а заодно и всех, учил своему, зэковскому...
Когда Сашка смеялся над его наукой, Бейбутов был
 на стороне Фонаря, отдавая должное его познаниям.

-Ты, Сашка, слушай, запоминай. Роман дело говорит,
даёт подготовку, может даже, еще более важную,
чем наши с тобой упражнения,- настаивал он.
 
Фонаря это вдохновляло, он тоже почувствовал себя тренером.
Не зря же он чалился на зоне в разных местах
в общей сложности 7 лет.

-Да,- с гордостью говорил он,- Вы еще ни дня не нюхали настоящего
заточения. Все для вас начнется с этапа.

Фонарь подробно, в мельчайших деталях учил тому,
 как надо собираться на этап, что брать и сколько.
 Потом учил всем необходимым требованиям поведения в вагоне.

- Этап может быть очень долгим, даже месяц может продлиться.
 Во-первых, по возможности, не надо занимать нижнюю полку,
даже если от этого зависит, быть ли нам в одном купе или нет.
Купе расчитано на 9 человек, вторая полка имеет еще одну откидную.
 Туда к ряду помещается несколько человек.
Занимают и третьи полки. Но в купе могут затолкать и 20 ээков.
 А само купе обычных размеров. И никаких форточек, и вообще,
 окон там нет.

-А как же 20?! Где там поместить? Чем дышать?!

- Да вот потому-то и прав был наш Искандер,
что первым делом отправил нас гулять...
Это  величайшая ценность - свежий воздух.
Даже бывалые зэки волнуются перед этапом, Саша.
Там еще и курят ведь.... Каково это некурящим?
Кстати, не забудье запастись блоками сигарет, чаю побольше
 берите...
- А нам - зачем?
- Затем, что это - деньги в тюрьме. За них много чего купить
 можно, можно и смягчить отношение сокамерников.

- А с туалетом как там?

- Плохо, редко выводят, поэтому за день до этапа есть не будем,
 и пить-мало совсем.

-Ну, как же-редко?!- не унимался Сашка.- А если приспичит???

-Да не интересует это охранников. К тому же они не имеют
права водить в туалет при остановке  поезда.
А стоять будем много где, даже до суток будем стоять по тупикам, ждать, когда прицепят к какому-то поезду.

-Ну, и как быть?

- Запастись целофановыми пакетами и бутылками для мочи...

- Представляю, какая вонь там стоит!

- Ничего ты, Сашка, не представляешь...Пока.
 
Фонарю было, что вспомнить и о чем предупредить этих первоходов.
И у него сложилась своя система подготовки и тренировок.
Так что Бейбутов называл Фонаря тренером, своим коллегой.
Устанут, бывало, от физических и псхических тренеровок, разлягутся
по шконкам, и наступает очередь Фонаря даваь им свой урок.

-Ну, что, господа воры и убивцы, начнем?

-Валяй!!!- весело отвечал Сашка.

-Итак, вас вызывают на сборку.
Заранее дадут вам пару дней,чтоб вам принесли все,
 что нужно в дорогу. Тяжело не грузитесь, в купе места в мало,
 ваш большой богаж соседей будет злить...
Так и стоит в ушах:
-На выход по одному, руки за спину, глаза-в пол!...
Иногда по дорожному полотну заставляют передвигаться на корточках,
рядом - собачьи морды, злобный лай. И привыкшему зэку
 давит на психику все...Надо держаться спокойно.
Всегда можно получить резиновой дубиной по спине,
 так что пошевеливайтесь и огрызаться, вопросничать- упаси Бог.
 Вот уж, когда пожалеете, что взяли большую кладь. Так что думать будем, что брать с собой.
И постоянный шмон и шмон,  вам снова и снова придется
укладывать вещи. Считайте это  тренировкой,
как там она называется, Искандер?

-Тренировка мелкой моторики, да она тоже важна.

- Вот так-то. Теперь про сам этап.

А ведь когда-то, еще при царях, осужденных гнали к месту
отбывания наказания пешком, в кандалах. Педставляете себе,
 как это до Сибири пройти пешком?
 А наш вагон - зак и сейчас называют столыпиным, потому что
 царский министр Столыпин ввел их.Тогда это были вагоны для
перевозки скота, зато с дыркой в полу для оправки...

Так что в столыпине ехать-это рай, по сравнению с прошлым,
 собратьями нашими, которых гнали в кандалах пёхом по всея Руси...

 Фонарь вдруг протяжно, по-старинному заунывно, с тяжелым сердцем, запел:
 
-Динь-дон, динь-дон,
Слышен звон кандальный...
Динь- дон, динь-дон
В путь сибирский дальний.
Динь-дон, динь-дон,
Слышно там  и тут:
Нашего товарища
На каторгу ведут....

Ой... что-то душа заболела, выпить бы немножко! Захарыч,
 а что там твоя Аринушка колу больше не передавла случаем?

-Да я не хотел мешать тренировкам...Передала,Ромушка, конечно.
 И закусон отменный есть!

-Да ладно!!!- встрепенулся Фонарь.- Мечи на платформу давай!
 Платформа- это стол, первоходы,- по установившейся у него
привычке объяснил зэковское словечко повеселевший Фонарь.

 Развселились все, даже Бейбутов.
 И он понимал, что шикарный дорогущий коньяк- это большой
 подарок судьбы, жирный кусок свободы здесь!Это
во второй раз они собрались в камере за праздничным столом.
 Но это были уже не чужие друг другу люди...
В прошлый раз они радовались, что с их помощью выщел
из тяжелого отрешенного состояния  Искандер. А теперь
 вот праздновали перерождение Сашки.
На него было радостно смотреть.
Другое лицо, другая осанка и взгляд прямой, мужской, уверенный.

Захмелев, Фонарь грозно, требовательно спросил у Сашки:

- Ты расскажи нам без утайки, как ты залетел сюда.
Твоя легенда, что ты просто зашел в подвал, чтобы найти
досточки для поделок, а нашел там умирающего, вызвал скорую,
 а сам, увидев ментов, побежал от них от страха, что тебе пришьют дело..
Вот в это не поверили следоки и судьи.
Ты думаешь, поверят зэки? Это не пройдет там.
Будут много спрашивать, и сразу поймут, что ты им грубо
и нагло врешь. Это оскорбляет!
Ты пойми, дурак, врать там - необходимо, вся правда в тюряге
 - это правда идеота. Но врать надо только 10 процентов,
а ты брешешь на все сто. Не пройдёт, отвечать будешь.
 
-Тайна не моя, я клятву давал...

- Какая клятва ,бля, ты чё?! Рассказывай давай, думать будем,
, с чем тебя на зону отправлять.

Сашка хлебнул коньяка и...рассказал всё.

После поступления в институт у него было бездельное время
до отъезда в Москву. От скуки слонялся по городу и встретил
своего друга детства Толика, по прозвищу Бульдозер.
Расстались они после 8 класса, так как Сашку после олимпиады
по физике забрали в школу- интернат для одаренных.
В общем обрадовались встрече...
И Бульдозер пригласил его в свю "контору".
Это под его руководством существовала большая группа ребят.
Там пацанам где-то от 14 лет и до 19 примерно.
 Базировались они в одном подвале.

Шутка это или нет, было не ясно, но Сашке пришлось там дать клятву,
 что никогда не расскажет о них. Да Сашке все равно на днях уезжать,
 и он решил посмотреть, потусоваться с ними, что ли,
время скоротать.
Чем они занимались, его  не посвящали, может и гоп-стопом.
Сашка был там гостем.
Играли в карты, в домино, в шахматы и т д.
Общались, пили, травку курили,но Сашка не курил.

Потом затеяли пацаны игру "Догони меня кирпич!".
Почему-то она им очень нравилась, возбуждала смех и радость.
 А Сашка с первого же раза стал возмущаться, отговаривать их.

- Ну, трусишь, так не играй, кто тебя заставляет вообще
это не для слабонервных ботанов, иди домой, да помалкивай, как уговор был.

На том и порешили. Вот только уйти Сашка и
не успел, хотя уже дошёл до двери, за ручку уже взялся...

Игра их идиотская состояла в следующем.
Вырубали свет и в темном помещении тихо носились по комнате,

а водящий кидал в них кирпич наугад в темноте. Кого заденет,
должен признаться, что попался, взять кирпич и быть водящим.
 Опять все носятся в темноте, как сумасшедшие, а он в них
 тяжёлый кирпич кидает.


- Я просто очумел, когда врубился в их условия.
Ну, конечно, они немного подкуривали,
а я в нормальном уме, так меня в пот бросило.
 
Короче, кидал кирпич в этот раз сам Бульдозер.
Хоть и невозможно было разглядеть, но он закричал:

- Сейчас я кому-то голову снесу!

Представляете, радостный такой крик. А дальше
слышно чье-то падение и такой ужасный хрип...Горло, что ли,
он ему разнёс кирпичом...

Все сразу сообразили, что надо делать ноги.
А я пошел на хрип этот, узнать, что с ним,
 да вызвать скорую. Ну, а что было делать?
Думал, может, его спасут. А Бульдозер орет мне:

- Убегай!

Это в открытую дверь прошло немного света и он увидел меня там,
 с раненым...

- Я только Скорую по сотке вызову и побегу.

- Не лезь, тебя по сотке найлут!

И  Бульдозер убежал последним, захлопнув дверь.

Я вызвал скорую, хотел удрать, а симку из сотки выбросить потом.
 Но пацан стал просить воды.
А где там у них вода, где свет включается, я искал, время прошло.
Даю воды-не берет уже, молчит.
Поставил банку с водой рядом с ним и -бежать.
В дверях столкнулся с врачами, а за ними- менты, я их не вызывал,
 со Скорой, видно, собщили. В общем я рванул от них,
 и бегали они за мной очень долго... Я надеялся, что оторвусь...
Ну, а что я им скажу? Не буду же я стучать! Там вроде целая
бригада ментов за мной бегала... Ну, и поймали.

И никто мне не верил, что я досточки в подвале искал,
 чтобы полочку для книг дома сделать...
А еще у матери пришли вопросы задавать, а она ничего не знала
и сразу сказала им, что полочка не нужна,
 да и не умею я, и не люблю столярничать, даже молотка в доме нет,
 да и уезжаю я, зачем мне эта полочка?
Как-то вот так ее выспросили по-хитрому,
что она им вот это все и сказала...
Ну, вот, собственно, и всё. Приговор, суд.
И зачем я туда поперся, разлучила нас судьба с Бульдозером и хорошо.
 Так нет же, обрадовался...

Все молчали.
Даже не пил и не ел никто.
Наконец, высказался Захарыч.

- Мы все тут по жизни сыграли в "Догони меня, кирпич!"
И догнал он, каждого- по-своему.
Неверный шаг не туда и...попал.

- Надо нанимать адвоката хорошего и дело пересмотреть,-сказал Фонарь.
Ведь пацанов можно хоть кого-то найти. Они могут подтвердить,
 не выдавая своего Бульдозера, что это был не ты, что ты играть
 отказался. Твоя невиновность доказуема, это следак просто
 поленился, сука.

-Да-да,- Согласился Захарыч, в уголовке надавят на мальчишек,
- они и Бульдозера сдадут. Начинать надо с адвоката хорошего.

- Хороший  -  хороших денег стоит, маме твоей надо срочно деньги
искать,- добавил Фонарь.

- Нет у нас денег. Что, квартиру матери продать?! Нет.
Пусть уж,как есть. Сам виноват.

-У меня тоже нет...Конфисковали...-грустно сказал Захарыч.

-А у меня - есть,- сказал Искандер.- Надо только, чтоб она за ними
съездила и объяснить ей, как найти мой тайник.А вот как это сделать?

- А вот это решаемо, есть у меня связь с волей,- порадовался Фонарь.

Каждый подумал, что Фонарю это доверить нельзя,
это же самый настоящий вор. Один Бейбутов знал, что - можно.
Он, Бейбутов,  может обеспечить это. Да и Рома Фонарь вовсе не пропащий человек...

Нет, Бейбутов ничем не рисковал.
 Он знал, что из гаража Чес и Бульбак все своё уже забрали .
А деньги...Эти деньги никогда не были нужны
Искандеру.

Даже Бульбаку и Чесу он никогда не говорил, что наследовал
он не только величайшее искусство воина от своих предков.
Можно было бы Бульбаку и догадаться кое о чем.
 Уж если с 12 века
его прадеды выполняли заказы и на то, что б украсть,
 никто из них себя не обделял...
Таким образом Бейбутов был наследником вещиц и монет,
каждая из которых являлась целым огромным состоянием.
 И они не были в розыске. А крал Искандер исключительно ради друзей...
Ему денег было не надо.
Сокровищница представляла собой несколько мешков из-под картошки.
 Но , правда, вещи хранились там по-особенному упакованные и ухоженные.
И всё это было не в гараже....

Так что особенного геройства тут не было со стороны Бейбутова,
 даже ,если и растащут друзья Фонаря, все эти ворованные деньги,
 ему это было безразлично, главное, чтоб мать Сашки срочно получила
 достаточно денег и на хорошего адвоката, и ещё - за все,
чем она поддержала Искандера.
Ведь она даже на этап его собрала так же, как и своего сына.

-Только со всем этим надо поспешить, потому что
 гусударственная машина и так работает медленно, -тихо,
 по-заговорчески, сказал Захарыч.

 Сашка молчал потрясенный до глубины души.
 У НЕГО ПОЯВИЛАСЬ НАДЕЖДА!...

(продолжение следует)

Марина Славянка
« Последнее редактирование: 06 Март 2020, 10:15:20 от МАРИНА »