Автор Тема: Мир с ароматом женщины Глава 44 Зайчатник (в зоне)  (Прочитано 1659 раз)

Оффлайн МАРИНА

  • ...
  • Full Member
  • ***
  • Сообщений: 633
  • Марина Славянка
    • E-mail
(начало романа здесь:
http://forum.analysisclub.ru/index.php/topic,3586.0.html



камере людей не было.
Незанятыми были только две шконки: ближе к двери - верхняя и подальше - нижняя.
Искандер знал, что ему, молодому первоходу, полагается верхняя. Когда он разворачивал на ней матрац, из санузла вышел тощий  морщинистый мужик со шваброй и  ведром. Одет он был в выцветшую арестантскую робу, которую давно пора уже списать. К тому же она была коротковата по рукам и ногам, так что вид у этого мужичишки был довольно-таки убогий.
Позже Искандер узнал, что этот шнырь(уборщик, значит), топчет зону уже второй десяток лет и имеет кликуху "Швабра". На вид он был хиленький, лет, наверное, 45-50. Завалившиеся щёки, наполовину прикрытые веками,
усталые робкие глаза, надбровье выперто вперед, как у питекантропа, а лоб маленький.

Обратился он к Бейбутову по-хозяйски уверенно:

-Э-эй! Пацан, постой стелить. Ты это...не так быстро, угу?
 Ровно по жизни шёл? Понимаешь, что спрашиваю, угу? Говори, как на духу, всяко-разно мужики узнают и убьют жестоко, если замараешь
 хату, угу.

- Всё нормально, мужик,-  ответил Искандер и взобрался "на пальму".

Лег на спину, задрав руки за голову, поднял глаза и... увидел над собой засохшие капли крови  на потолке.
 Сразу слез и, забрав постель, крикнул шнырю:

-Там кровь на потолке!

Тот уже приступил было к мытью полов на другом конце камеры, но сразу бросил всё и молча пошел за другой тряпкой.

Искандер перетащил свою постель на пустую нижнюю шконку.

-Извиняй, угу? Я вижу не очень хорошо. Вытер я всё там. Иди, ложись на своё место.

-А что с ним? Убили? - спросил Искандер, все же укладываясь на  свободную нижнюю шконку.

-Угу,- буркнул тот.

-За что?

-Скрысятничал малый, угу, за это. Тоже молоденький был, как ты, голодный, не отвыкший от мамкиных пирожков, угу.
-Украл? Что, что он украл?- как-то уже нервно интересовался  Искандер.
Уборщик явно не хотел разговаривать и усердно делал свою работу. Искандер повторил вопрос.

-Сыр съел. Угу. Ма-а-ленький такой кусочек,- показал шнырь пальцами, подойдя поближе и нагнувшись над Искандером, который лежал уже на нижней шконке, укрывшись одеялом- Из тумбочки стащил и съел, дурашка, угу.
Жрать шибко ему приспичило, угу, крыша съехала у него от этого, сказал. Признался сам потом, прощения просил, на коленках ползал перед всеми...

- А что ж не помиловали на первый разок, а? - тихо спросил Искандер, сдерживаясь. У него зубы свело от ярости и ненависти.

- Не-е-е, здесь не играют такую игру: "Извините, простите"-это  слова, крысу не жалеют. Здесь порядок полный. Всё чётко по понятиям, угу.

-По каким таким понятиям?! Смерть за кусочек сыра?!!!

-Нет, конечно, нет, ты что!...  Нечаянно мочканули, угу. Кучей когда наваливаются, не разберешься, всяко-разно получиться может. Семёнкин сказал: судьба, угу.

-И кто такой этот ваш Семёнкин тут?

-Смотрящий за бараком, угу.
А нижняя шконка, уважаемый, это тот же кусочек сыра для тебя тут, то же самое, угу.... Это место не твоё, угу. Пойди на верхнюю, как положено, тебе- сказал шнырь и пошел мыть хату, привычно делая уборку очень тихо и качественно. Видно, так здесь заведено: ПОРЯДОК.
 
Искандер так и лежал на нижней шконке, под одеялом,  скорчившись весь и сжав кулаки от злости.

- ПА-ску-ды,- мучительно процедил он.
Через некоторое время шнырь опять подошёл и тихо сказал:

- Уважаемый, я не могу делать тебе замечания, я - шнырь, угу.
Только предупреждаю со всем уважением...Как новенький ты, ничего не знаешь. У нас нельзя ругаться, я не скажу, но за такое слово...Здесь все всё слышат. Ни так, ни матом не моги обзывать... Совсем нельзя, угу. Порядок. Даже на девчат наших-нельзя, угу. Хочешь попихать Тамочке или Зюлечке-подарочек подари. шоколадку или еще что, угу. Грубое слово не скажи, замаститься можно в два счёта, угу. Два часа осталось. Мужики придут с работы, разборки будут за место...Лучше бы сам перебрался, угу, так лучше тебе будет, уважаемый. Противиться будешь-мужиком до завтра тебе не дожить, угу. Я ведь только шнырь, а намного хуже масть пойдет тебе, угу.

-От-ва-ли!!!- Искандер злобно посмотрел на шныря.-Я кому сказал?!
Тот сперва оторопел от такого энергичного удара злости в голосе молодого первохода, потом спохватился и пошёл заниматься своим делом, бормоча неслышно, себе под нос:

- Сегодня же сломают, угу.
Будет черненькая девочка у них, а то двух мало
им, угу. Мужики пошли шибко охочие до таких молоденьких. До утра мужиком не доживет. Зубками скрепи -не скрепи - судьба. Угу.
 

А в просторном кабинете с дорогой малиновой обивкой стен, не проницаемых для звуков. да за двумя дубовыми дверями, пуленепробиваемыми стеклами больших окон, да среди очень дорогой мебели и мягких ковров, ничего, никого не боясь, ни проверок, ничего на свете,
вальяжно развалился в кресле хозяин колонии, которую зэки прозвали "Зайчатник".
Это был САМ
Заяц Артур Ильич, его все звали просто - Ильичом.
Мужчина он был упитанный, с брюшком и двойным подбородком, но еще не старый, лет пятьдесят ему на вид, а может и чуть меньше.
Черты лица крупные, губы толстые, нос увесистый, бородка аккуратная, и прическа, как у Ленина, с лысиной.
Голос у него громкий, басистый.
Если где-то, что-то не то увидит, распекает так, чтоб вся зона слышала: хозяин.
Высшее руководство, подчиненные, зэки всех мастей его УВАЖАЮТ. Врагов у него нет, все - СВОИ, и те, и другие им довольны.
Про таких говорят: хорошо сидит.
Да мало сказать-"хорошо". Заяц Артур Ильич - один из тех немногих людей, кто чувствует себя человеком полностью счастливым, когда лучше - не надо.
У него не только на работе всё
чудненько схвачено, уплачено, а и дома полный рай. Молодая красавица жена - Сонюшка, души в нем не чает. Дочка-цветочек, трехлетняя хохотунья, любит папку больше всего на свете. Сын его пятнадцатилетний, от первого брака, хороший парень растет, наследник, на которого
есть что оставить, и можно быть спокойным за него - весь в отца пошел, не пропадет, умеет с людьми обращаться. Учится в школе для особо одаренных детей,  везде он побеждает - на спортивных соревнованиях, на олимпиадах больших и малых.
Ильич любит приобнять его, приласкать и сказать:
 -"Ты, Витас, -моя гордость, моё - всё. Так держать, сын!
А маленькая дочка Барбара тут же подбежит, на руки к папочке просится, обнимает за шею, целует, заливается колокольчиком.
И всегда со смущенной улыбкой, скромная, как девочка, пряча влюбленные глаза, посматривает на него Соня, жена.

Ясно, что безгрешных людей не бывает. Есть и у Зайца Артура Ильича один весьма упитанный грешок.
 Он без памяти любит глубоко подпольные поединки, которые кончаются смертью. Именно такие суровые бои подкармливают его душу волнующим зрелищем смерти.
Конечно,он сам на них не ходит.
Зачем ему, начальнику колонии там отсвечивать, среди извращенцев и всякого преступного сброда. Нет, как бы тщательно не проверяли посетителей такого мероприятия, а у посланного Ильичом самая современная оснастка для иностранных шпионов и наших разведчиков- не найдешь и не увидишь. Отснимет так, что рассмотреть потом, да замедлить, да прогнать несколько раз и вволюшку спокойно насладиться зрелищем - это совсем другое дело.

Заяц и его друзья считали нормальным такое увлечение. Ещё, как известно всем, древние римляне орали: "Хлеба и зрелищ!" А зрелищами были не только убийства гладиаторами друг друга, но и пожирание людей
львами и тиграми для развлечения зачарованной публики.
А тут убивают за приличные деньги, знают, на что идут, рискуя жизнью, тренируются специально, чтобы убивать.
Так что ничего аморального, с точки зрения Зайца и его друзей, тут нет.
Нетрудно догадаться, что такой азартный зритель и сам - игрок.
Удовольствие - это одно дело, но Заяц любил выставить и своих бойцов. Вот почему в "зайчатнике", как негласно называется эта зона, имеются все условия для тренировки бойцов-убийц и особого их содержания.

Разумеется, появление новенького
заключенного, который обладает особым умением мгновенно усмирить даже такого буйного и неукротимо злобного пса как Лютик - это событие, отснятое на видео, потрясло и Зайца, и его друзей. Что еще умеет этот черный мальчик?
 Ильич предчувствовал, что многое...
Он уже придумал бойцовское имя своему новому приобретению-
"ЧЁРНЫЙ МАЛЬЧИК"

В самом лучшем расположении духа, за хорошей закуской и выпивкой он и его друзья ( два его заместителя по колонии Борис Иванович и Иван Алексеевич) смаковали зрелище укрощения собаки Искандером Бейбутовым.

Снова и снова прокручивали записи в замедленном темпе.
Вот он, выходит из вагона.
Остановили кадр, увеличили на весь большой экран на стене, чтобы получше рассмотреть его лицо. Сонный, измученный взгляд, равнодушный ко всему окружающему. Очень устал и обессилен мальчик. С ним явно что-то не то.

- Может, отсутствие наркоты,-
предположил Борис Иванович.

-Нет у него этого в деле,  медицина установила бы наркоманию или алкоголизм.
В нашей системе на этом собаку съели специалисты. Парень даже не курит простой табак.

-Да ла-а-дно,-усмехнулся Ильич,-не успевает наша медицина за всеми новыми и сверхновыми препаратами для дури. Нельзя снимать и это со счетов. Смотрите, как он трудно спускается с подножки, вот-вот упадет. Во какой бедолага слабый.

-А может его на этапе имели по полной? - тихо вставил словечко Иван Алексеевич.

-Я тоже подумал об этом, могли измочалить до этого состояния.
Но он уже прошел карантин, его хорошенько проверили по моей просьбе. Он очень здоровый мальчик и целый.

Смотрели дальше. Заяц расхохотался, вылез из-за стола и, расхаживая по кабинету, энергично потирал руки, выкрикивая:

-Вы это видели?! Вы это видели?!
Как он ручку выбросил вперед!
Сидел, почти спал на полу. Как он успел Лютика, зверя такого,
 заставить отползти от него и скулить, пёс как будто бы просит прощения у своего хозяина!

- Про Япончика что-то такое болтали. Про Япончика не того, а нашего времени вора в законе. Про него шла молва, что он мог усыпить конвойных собак своим взглядом, - напомнил друзьям Иван Алексеевич.

-Я такое слышал. Может, и врут,-
ответил Заяц,-А хоть и правда, это совсем не то. Усыпить проще, чем перепрограммировать, да с такой скоростью.

-Знакомиться позовешь сейчас?
спросил Борис Иванович, с любопытством вглядываясь в радостное лицо друга.

-Зачем он мне сейчас? Семенкин будет смотреть и выяснять, что еще умеет наш Черный Мальчик...

-О-о-о...Семенкин - большой специалист у нас по психологии.
Раскрутит этого красавца.


Искандер лежал под одеялом, когда с промзоны вернулись все обитатели камеры.

-Это чудо почему на нижнем шконаре? Ты ему не сказал?-грозно обратился один из них к шнырю.

-Всё я ему обсказал, угу. И не раз. Не нравится ему верхний лежак, не схотел туда...

-Ах, вона как оно!- почти над самым ухом  Бейбутова прозвучал голос.- А ну, сдристни отсюда бабочкой наверх!
 
Бейбутов даже не глядел на говорящего, чем взбесил его.- Пеняй на себя. Всю ночь блевать и срать будешь спермой,- он сдернул с Бейбутова одеяло и тут же вместе с одеялом взлетел и грохнулся на пол

-Да ты что, сука, делаешь? Кому рамсуешь, тварь ё....ная?

 Он вскочил на ноги, зэки уже дружно столпились над Бейбутовым, собираясь навалиться на него всей кучей, но их остановил громкий голос еще одного человека, вошедшего в камеру:

-Новенького - к Семёнкину!

-Он в отрицалово ушел, стали ему говорить - ударил Лома,- поспешили наябедничать на Бейбутова.- Не хочет на пальме загорать.
-Семёнкин сам разбираться будет, где ему спать. Искандер! Вставай, смотрящий по бараку приглашает тебя в гости, знакомиться.

Последовала долгая пауза. Все молчали.
Наконец, Бейбутов поднялся и пошел за посыльным воровского авторитета.

(продолжение следует)

Марина Славянка
« Последнее редактирование: 16 Сентябрь 2020, 12:06:56 от МАРИНА »