Автор Тема: Вагон времени Глава 8 - 9 Автор Евгений Аркадьев  (Прочитано 1805 раз)

Оффлайн Arkadyev

  • Новичок
  • Сообщений: 12
    • E-mail
8.

Мутный приходил в себя и кривился от головной боли.  Он никого не слышал из-за гула в ушах. Увидев убитого Матвея, он огляделся и понял, что Шурик и Ромео бросили его. Вспомнил, как они заперли вагон, в который спрятались военные. Всё бы хорошо, да вторая дверь оказалась открытой.
Кто ж знал, что у вояк гранаты есть? Будь они неладны? А напарнички тоже хороши! Быстро смылись! Да ещё и побросали всё! – думал он, глядя на рюкзаки, - Теперь им ни за что его не вытащить. Хотя может и к лучшему, что его схватили. Лучше сидеть с вояками в теплушке, чем прятаться в кустах, ожидая смерти, он содрогнулся, вспомнив страшную пасть с изогнутыми острыми зубами.
Наверно, у них уже полные штаны от страха, - не без ехидства подумал Мутный про сбежавших «партнёров».
Шурик и Ромео подружились ещё в интернате. Оба вымахали под два метра, и соперников у этой парочки не было. По их лицам нельзя было сказать, что они очень опасны, хоть и молоды. Только Ромео устрашающий вид придавал шрам на щеке и шее, оставленный «розочкой». Они как-то похвастались Мутному, как заработали свои первые деньги. Зимним вечером им подвернулся под руку пьяный мужик. Они его избили, обыскали и с удивлением обнаружили пачку коричневых «сторублёвок». Десять тысяч – огромные деньги, неплохой куш для подростков. Они только умолчали, что человек этот замёрз. Убийство сошло им с рук, как с гуся вода. Они уяснили главное – работать вовсе не обязательно. Они попались по глупости, за анашу, и сели на два года. В армию их уже не взяли. После отсидки они не спешили возвращаться домой, и осели в этих краях.
Покойный Матвей, старый таёжный волк, сразу раскусил их. Догадался, что парни давно «слетели с катушек» и готовы убрать любого со своего пути. Они тоже приглядывались к проводнику. Лицо Матвея обветрилось, сморщилось и потемнело за годы хождения по тайге, стало похоже на сушёную грушу. Было непонятно, то ли он улыбается, толи щурится, то ли морщится.
Мутный наблюдал со стороны назревающий конфликт, но предпочёл не вмешиваться, чтобы парни не поняли, на чьей он стороне. Матвей как-то шепнул ему, что уже не рад деньгам, на которые позарился.
А потом случилось то, что не могло не случиться…

К Мутному медленно возвращался слух. Он уже слышал, о чем говорили военные.
Иваныч заметил это и спросил:
- У твоих корешей есть ещё патроны?
- Вряд ли. И никакие они мне не кореша.
- Все вы так говорите, когда попадётесь, - сказал ему Иваныч.
- Я правду говорю. Мы с Матвеем их на тигра водили.
- А что ж он тогда тебя вместе с ними запер? – спросил Витёк.
- Да пьяный я был, наверно, Матвей боялся и их разбудить, - ответил Мутный.
- Сюда как добирались?
- В «товарняк» запрыгнули.
- Похоронить бы надо, человек, всё-таки, - сказал Иваныч и посмотрел на крышу, услышав топот. Приближались Лемешко и Никонов. Они заулыбались, увидев всех живыми и невредимыми.
- Я кому приказал, ни при каких обстоятельствах, не уходить от теплушки?! – грозно спросил Иваныч, - Бегом обратно! Хотя, раз уж прибежали, дуйте обратно за лопатами.
- Уходить надо срочно, товарищ майор. Там какие-то новые появились, с красными гребнями на головах.
- Там – это где?
- За ручьём, но пока ещё далеко. Их там штук десять.
- Так, похороны отменяются. Уходим, - скомандовал Иваныч.
- А с телом что? – спросил Толян.
- В вагон уберите. Позже похороним.

Шурик нашёл удобную ложбинку. Он поманил к себе Ромео. Они затаились. Ящер остановился метрах в сорока. На его теле была кровь, но видно, что граната оглушила и напугала его, не причинив особого вреда. Ужас сковал их тела, потому что вскоре появился второй, чуть меньше.
- А Мутный, падла, не стрелял, - сказал вдруг Ромео.
- Я тебе говорил, что их рядом с ментом и лесником надо было положить!
- Так ты ни хрена мозгов и не нажил. Мы бы с тобой год по тайге бродили, если бы не они, - сказал Ромео. Немного помолчав, он добавил:
- Водку жрать надо было меньше. Тогда бы он нас так не кинул.

Когда они на полустанке забрались в товарный вагон, то не поверили своим глазам. Вагон был заставлен коробками с экспортной «Столичной». Три дня они коротали время за стаканчиком водки. Матвей пил мало, а они оторвались на водке от души. Да ещё какой водке. Сколько смогли, прихватили с собой.

Ромео следил за людьми у поезда. Увидел, как по крыше прибежали ещё двое. Было слишком далеко, чтобы услышать, о чём они говорят.
- Смотри-ка, заторопились, - сказал он и толкнул в бок Шурика, следившего за ящерами, - До вагона бы добежать. Успеем?
- Не успеем. Ты же видел, как они бегают, - ответил Шурик.
- Жарища, блин! Водички-бы.
- Да не трави ты душу! Ватник не пробовал снять? – взорвался Шурик.
- Ты, это, тише. Смотри, они что-то заподозрили. На нас смотрят!
К счастью, ящеры прошли мимо, к ручью в зарослях.
Ромео и Шурик, как по команде, сорвались с места и побежали к вагону. Шурик успел нырнуть в дверь, а Ромео не успел. Ящер ухватил его за ватник и поднял вверх. Ромео выпустил из рук карабин, рванул пуговицы и  упал на крышу. Он отбил себе руки, ноги и расквасил нос. Ящер попытался его схватить, но Ромео уже скатился с крыши и упал в мох.
- Дверь открой, придурок! – крикнул он Шурику и забарабанил в дверь кулаками. Как только дверь приоткрылась, Ромео нырнул в тёмный проём.
- При свете фонарика, глаза Ромео казались ещё более безумными.
- Ну, б…ь! А я думал всё, тебе п….ц! – тихо сказал Шурик. Он трясся не меньше Ромео, побывавшего в зубастой пасти. Шурик полез на свое спальное место, пошарил там рукой и вернулся с бутылкой.
- А я думал у нас ничего не осталось.
- Да я вчера вынул её из мешка и забыл положить обратно.
Водка привела их в чувство. Ромео набрался храбрости и выглянул наружу.
С десяток красноголовых ящеров стояли как раз на том месте, где они прятались от военных. Метра четыре в длину, они были намного опаснее. Ромео это сразу почувствовал. Они явно шустрее и легче. Они остановились, не решаясь двигаться дальше. Почувствовали, что забрели на территорию серьёзного противника.
- Слушай, мы же никого из этих вояк не зацепили? – спросил Шурик, глядя через голову Ромео на динозавров.
- Матвея повалили точно, а вояк, вроде бы, никого. Ты это к чему? – подозрительно спросил Ромео.
- К тому, что мы с тобой тут долго не протянем без патронов и без еды. Да и в толпе всё легче эту хрень пережить.
- Я тоже так думаю. Лучше пусть они нас арестуют, чем сдохнуть тут ни за что, ни про что! – согласился Ромео, - Надо только подождать, когда эти ящерицы-переростки разберутся между собой. Интересно, будет драка, или нет?
- Рожу вытри, юный натуралист! Вся в кровище! Дождемся вечера, а там посмотрим.


9.

Ночью на косогор обрушился ливень. Первые редкие крупные капли зашлёпали по железу, набирая темп. Потом частая дробь превратилась в сплошной шум. По вагону пошла вибрация от давления обрушившейся воды. Сердца обуял страх. Вагон стал похож на подводную лодку, залёгшую на дне. Ещё мгновение, и её раздавит тоннами воды. Казалось, крыша вот-вот прогнётся,  вода со скрежетом разорвёт железо и затопит вагон.

Первый удар стихии миновал. Облака, не в силах держать свою ношу, выплеснули  её, и теперь бережно поливали землю, как из лейки.
Ромео приоткрыл дверь. Шурик зажёг драгоценную теперь свечку, отыскал фляжку Витька и подал Ромео, который подставил её под струйку воды. Они утолили жажду и шире открыли дверь. Перед ними, на севере, над верхушкой косогора обозначилась мутная полоска чистого неба. Светало.

Дождь ещё поливал реку, когда небо над косогором очистилось, а из-за леса на востоке брызнуло лучами солнце. В небо взметнулась радуга, а косогор заблистал яркой, умытой дождём зеленью.
- Вон они, - сказал Ромео, указав  пальцем на пару тарбозавров, замерших неподвижно среди редких деревьев. Шурик остолбенел и не слышал его, глядя на стадо титанозавров, величественно плывших к берегу реки. Хищники смотрели туда же. Вчера они отстояли свою территорию. Прогнали опасных соперников. Они были сыты и равнодушно наблюдали за стадом.
- Жрать охота, - пожаловался Шурик. У него громко заурчало в животе.
- Слушай, а сколько рюкзаков они забрали? – спросил Ромео.
Шурик задумался, сдвинул брови, вспоминая, но не вспомнил.
Они перерыли все лежанки и нашли «сидор» Мутного. Мутный носил его притороченным к рюкзаку за головой. Под голову и клал на привалах. Пожитки его, кроме маслёнки и ветоши для карабина Ромео выложил из мешка. Достал промасленный пергаментный пакет с сухарями и бутылку. Грызя чёрные сухари, они перерыли всю лежанку Мутного в поисках патронов, но не нашли.
Голод отступил. Вчерашнее желание сдаться на милость победителя тоже.
- Да бесполезно. Он патроны при себе носит. Это мы, дураки, их в рюкзаках оставили! Хотя бы одну обойму! – отчаявшись, сказал Шурик.
- Да ладно тебе ныть! Вода пока есть, сухари есть. Денёк другой протянем, а там видно будет, - сказал Ромео, хлопнув друга по плечу, - Давай-ка, ещё по чуть-чуть хлопнем, - он взял почерневшую от чая кружку Мутного. Во вчерашней бутылке оставалась ещё половина. Ромео налил в кружку водки и подал Шурику.
Выпив сам и грызя сухарь Ромео встал в дверях. Глядя вниз, он вытаскивал из памяти детские годы, когда он взахлёб читал книги Жюля Верна, Даниэля Дефо, Конана Дойля. В отличие от Шурика, он любил в детстве читать. Это потом романтик Ромка превратился в хулигана Ромео. Теперь же в нём проснулся прежний Ромка, который читал «Машину времени» Герберта Уэллса, и не сомневался, что случилось, где они оказались. Он вдруг захотел, чтобы сном оказались не динозавры, а убитые ими люди. Ромео хоть и не стрелял прицельно, а стрелял поверх голов, но он всё равно был участником убийства и не собирался валить всю вину на Шурика, если их поймают. Карабин – мощная штука. Рельс пробивает. На той дистанции, на которой они находились, любая пуля пройдёт навылет. Пойди, докажи, что никого не убил. Но Ромео точно знал – на нём нет крови. Знал для себя. Раньше он об этом не думал, но попав в далёкое прошлое, он вдруг посмотрел на себя со стороны, что удаётся не всякому. Ромео словно стал другим человеком, который смотрит на него, на Ромео, со стороны.
Ромео оглянулся и посмотрел на Шурика. Тот самозабвенно чистил карабин. Глянув исподлобья на Ромео, он сказал:
- Чая бы заварить. У Мутного, вон, и чай есть, и даже рафинад. Может, к воякам сходить? Дадут какую-нибудь посудину?
Он тихо засмеялся, любовно протирая затвор ветошью.
Ромео тоже засмеялся. Он спрыгнул на землю и наполнил фляжку дождевой водой из лужи. Остатки водки он вылил в кружку, а бутылку тоже заполнил водой.
- Не боишься, что вояки тебя увидят, - спросил Шурик.
- Они и так нас видят. Вон, курят стоят, - сказал Ромео. Он вынул из кармана портсигар. Дымя сигаретой, он решался, пойти, или не пойти на переговоры.
Шурик собрал карабин и выглянул из вагона.
- Теперь - жди гостей, а встретить их нечем, - сказал он.
- Не похоже, что они к нам собираются. На фиг мы им сдались? Кому нужны лишние едоки. У них тоже не вагон харчей. Небось, экономят каждую крошку, - уверенно возразил Ромео
- Да понятно, кто они. Грузы сопровождают, типа цириков, а мы в их огород влезли. Угораздило же!
- Радуйся, что угораздило. Лучше, чем в зубы динозавра, - смеясь сказал Ромео.
- Чья бы корова мычала! – ответил Шурик и они засмеялись вдвоём.
- Добьём? а то черти все разбегутся, - предложил Шурик.
Ромео пожал плечами, но не стал отказываться.
- Только больше сегодня не пьём. Лады? И никаких даже намёков, - выставил он условие.
Зажевав сухарём водку, Ромео снова смотрел вдаль, мучительно размышляя над их положением.
Шурик уже давно наблюдал за ним, и в сердце Шурика закралась тревога. Хоть Ромео и старался скрыть свои сомнения, но Шурик видел его ломки. Видел и знал, что вся вина на нём, на Шурике. А вдруг Ромео захочет соскочить? Много ему не дадут. Следаки наверняка определят, с какой стороны прилетели пули. Ведь в участкового и лесника они стреляли с разных направлений. Сидя в засаде, они ждали тигра, а появились эти…
Сначала Матвей их сдал. Мутный переметнулся к воякам. Не похоже, что они его в неволе держат. А теперь вот Ромео в их сторону поглядывает. Шурик вчера не просто так предложил Ромео сдаться. Хотел посмотреть на его реакцию. Ему-то, Ромео, есть резон сдаться, а ему, Шурику, - нет. Ему – только стенка. Поэтому, нащупав в рубахе Мутного обойму, он спрятал её. Ромео, вынимая из мешка  рубаху, не почувствовал  лишнего веса. Шурик же перетряхнул и рубаху, и портянки. Почистив оружие, он зарядил его. Десять патронов придали ему уверенности. Он не думал, что Ромео и не помышляет его сдать. Ромео действительно хотел договориться и жить отдельно, в хвостовом вагоне. Чем быть запертыми в вагоне, как в камере, лучше здесь, на свежем воздухе.
Ромео вылез на крышу и осмотрелся.
- Ты чего туда залез? – спросил его Шурик
- Осматриваюсь. Ты что, передумал с вояками договариваться?
Шурик отвёл взгляд. Ромео внимательно посмотрел на него и всё понял.
- Сука ты, Шура, если решил, что я хочу с темы соскочить! Вон, и патроны припрятал. Карабин-то зарядил? Ты думаешь, если я никого не стрельнул, так соскочу, если что? А кто по ним палить начал? Я? Наделал делов, а теперь все виноваты? Ты мог бы мента и лесника не валить. У них и так полные штаны были. Постреляли бы по ним для острастки, да ушли. А теперь что? Вчера, значит, провоцировал меня? На вшивость решил проверить? – гневно спросил Ромео и двинулся на Шурика. Шурик попятился, но вдруг остановился и направил карабин на Ромео.
- Нечего мне у них делать. Сам знаешь. Тебе хорошо, чистеньким выйдешь, потому и намылился к ним.
- Убери ствол. Не думал, что ты так опустился. И как я не заметил? – брезгливо сказал Ромео.
- За базаром следи, а то я не посмотрю…
- Поговорили, и будет, - сказал из-за спины Шурика Иваныч, - Брось-ка ствол, голубок.
При слове «голубок» Шурик побелел от бешенства, но сдержался. На него были наставлены три автомата.
- Выслушал я вашу исповедь, господа браконьеры. За душу берёт, - с издёвкой сказал Иваныч.
Шурик отдал карабин Витьку.
- Руки – назад, - приказал Шурику Толян.
- Заряжен, а Мутный говорил, что у них патронов нет, - сказал Витёк, осмотрев карабин.
- Вот, гнида, - не выдержав, обронил Шурик.
- Скажи спасибо, что вы никого из нас не подстрелили, а то я бы вас обоих расстрелял. Вы уже десять раз  трупы, потому что проникли на охраняемый объект. Я для вас и царь, и Бог.
- Мужики, зачем мы вам? Только обуза. Заберите оружие и оставьте нас здесь, а там видно будет, - предложил Ромео.
- Тебя я, может, и поверю. Слышал я ваш разговор. А друг твой – убийца. Правильно он говорит, что его станка ждёт.
- Я слово даю, что мы против вас не пойдём. Жратвой только помогите немного. Нам без вас – никуда. Верите, или нет, - ваше дело.
- Хорошо, - согласился Иваныч и кивнул Витьку. Тот забрал у Ромео карабин.
Толян развязал руки Шурику и толкнул его ладонью в спину.
- Вали!
Шурик отошёл в сторону и закурил, боясь смотреть в глаза Ромео. Он понял, что зря плохо о нём думал, и сейчас боялся остаться с ним один на один. Лучше бы тот ушёл с вояками и оставил его одного.

Небо над вершиной косогора, откуда пришёл ночью ливень, затягивалось. Первые тёмные сизые клубы, сплошь окутанные паутиной молний, угрожающе надвигались на косогор. Непрерывное глухое ворчание, говорило о силе грозы.
Увлечённые разговором люди не обращали внимания на угрозу. Ведь есть надёжное укрытие. Только когда дохнуло влажным ветром, они засобирались, не понимая, что надвигается на них.
С невероятной скоростью мощнейший грозовой фронт обрушился на косогор. Частые зигзаги молний уже плясали на его вершине. Грозовая туча не плыла, а шла  по земле на сотнях, а может и тысячах ослепительных ног. Брызги дождя, гонимые ветром тут и там дробно застучали по железу.
Первая молния ударила совсем близко. Огненный столб толщиной с хорошее дерево впился в землю. Грохот и горячая волна ударила в лица людей, опрокинула их на сухую ещё землю.
Иваныч закричал сквозь накатившийся рёв грозы, чтобы никто не хватался за железо, но его голос утонул в грохоте адской стихии. Потоки воды вновь обрушились на крышу.